В продолжение к неопубликованной книге М.Б. Стоцкого ,ОКБ-ККБШР-КНИИЦС

  • Опубликовано: 23 October 2019

ОКБ-ККБШР-КНИИЦС

 

ОКБ – ККБШР – КНИИЦС

ОКБ (ККБШР) КНИИЦС

Специалисты ККБШР, КНИИЦС внесли свой неоценимый и зачастую неоцененный вклад в дело развития не только завода, но всей подотрасли. ОКБ – ККБШР – КНИИЦС

                                                       (1954 – 1995 г.г.)

 

Говоря о людях завода, необходимо сказать и о большом коллективе Казанского конструкторского бюро штепсельных разъемов, (в разные годы были разные названия), о его руководителях и некоторых его сотрудниках. Конечно, как на заводе, о всех замечательных работниках бюро написать невозможно, пусть извинят меня те, о ком не написано в этих воспоминаниях. Подробнее о ККБШР написано в книге «В контакте со временем», выпущенной к 70летнему юбилею завода. Здесь – о руководителях и людях ККБШР.

Опытно-конструкторское бюро по радиоизмерительным приборам (ОКБ РИП) было образовано в 1954 году приказом Министерства авиационной промышленности СССР. Размещено оно было на территории Казанского завода п/я 296 (ныне Элекон). Руководителями КБ были назначены Б.Ф.Наумович (начальник) и Н.Г.Елшин (главный инженер).

 

 

                                                                            

 

 

НАУМОВИЧ БОРИС ФЕДОРОВИЧ

 

 

 

Борис Федорович Наумович родился в 1918 г. в г. Москве. По окончании школы в 1936 г. поступил в Московский институт инженеров связи, а по окончании его в 1941 г. был призван в армию, где служил офицером до 1946 г. Воевал на фронтах Великой Отечественной войны, имеет ранения и Государственные награды: орден Красной Звезды, медали «За отвагу», «За оборону Заполярья» и др.

После демобилизации работал в Москве на инженерских должностях в ОКБ. В 1948 г. окончил курсы усовершенствования знаний Всесоюзного заочного энергетического института по специальности «Радиолокация». В 1953-54 г.г. слушатель Академии Министерства Авиационной промышленности. В 1955 г. приказом Министерства МАП назначается начальником вновь образованного ОКБ п/я 295 в г. Казани.

Б.Р. Наумович организует ОКБ. В 1958 г. приказом Председателя Госкомитета Совмина СССР по авиатехнике освобождает от обязанностей начальника ОКБ п/я 295 в связи с переходом на другую работу с выездом в г. Москву.

После отъезда из Казани Б.Ф. Наумович работал на разных руководящих должностях предприятий авиационной и электронной промышленности и Министерства.

 

 

 

ЕЛШИН НИКОЛАЙ ГЕОРГИЕВИЧ

 

Николай Георгиевич Елшин родился 30.10.1915 г. в г. Ленинграде (Петрограде). Закончил ФЗУ в 1933 г. и работал Электромонтёром на заводе в Ленинграде до 1935 г., а затем на заводе в г. Улан-Уде до 1944 г. Там же начал учебу в институте, а закончил ее в Ленинграде в 1948 г. в электротехническом институте. По окончании учебы работал на заводах в г. Куйбышеве ведущим инженером, гл. контролером и гл. технологом до 1953 г. С 1953 по 1955 г.г. – слушатель Академии МАП в Москве. По окончании направляется в г. Казань и назначается зам. руководителя вновь создаваемого ОКБ – ЗН (в будущем ККБШР).

Работая в ОКБ п/я 295 (№ 371) занимал должности: гл. инженера, начальника конструкторской бригады, зам. начальника конструкторского отдела и начальника спец. бригады, начальника конструкторского отдела, начальника экспериментального сектора. В 1975 году Н.Г. Елшин увольняется на пенсию по возрасту.

За продолжительный период работы в авиационной и электронной промышленности приобрел большой практический опыт производственной, конструкторской и руководящей работы. За время работы зарекомендовал себя только с положительной стороны. Свой богатый опыт всегда передавал людям, заинтересованным в этом. Пользовался авторитетом и уважением в коллективе.

  Уйдя на пенсию – не терял связь с ККБШР.

  Находясь на пенсии, продолжил работу на одной из фабрик в Казани. Ушел из жизни в 1991 г.

Светлая память о Николае Георгиевиче Елшине в истории ККБШР и Элекона, и в памяти сотрудников, работавших с ним.  

Учитывая, что завод п/я 296, осваивающий новую продукцию штепсельные разъемы, нуждался в технической помощи, в составе ОКБ была создана группа по соединителям в составе: В.И. Шульц, В.Б. Рахматов, Г.А. Маркичев, А.И. Тупиков, М.Ф. Жуковский, С.А. Намаева, А.Ф. Демиденко, Г.С. Иванов, И.Ш. Саттаров, А.Б. Комиссаренко, Р.И. Дивеев, Ю.А. Ярыгин, Р.Х. Газизов, В.Д. Калинкин, С.Н. Хайруллин, Ф.С. Файзуллин, В.З. Байдеряков, А.П. Бухарин.

В марте 1958 г. на базе группы по разъемам ОКБ было образовано опытно-конструкторское бюро по штепсельным низкочастотным разъемам.

Начальником ОКБ был назначен Г.З. Закиров, главным инженером – Н.Г. Елшин. в конце этого же года главным инженером стал Ф.Р. Тарасов, а Н.Г. Елшин стал начальником отдела разработки спецразъемов.

 

                                                                                               

 

 

 

 

ЗАКИРОВ ГАЗИЗ ЗАКИРОВИЧ

 

Газиз Закирович Закиров родился в 1908 г. в деревне Елышево Сабинского р-на ТаССР. В тяжелые годы голода в Поволжье Газиз уехал в Сибирь, где выживал, как мог. В 1923-24 г.г. помогал отцу в деревне, а затем ушел на Урал. Учился в горнопромышленном училище, работал на шахтах. В конце 1925 г. вернулся в Казань. Учился на подготовительных курсах, рабфаке в Казани, а в 1930 г. поступил в Горьковский институт механики, откуда был переведен в Москву в институт им. Баумана, который и окончил в 1935 г. работал на заводе, в ОКБ, учился в аспирантуре. В 1941 г. был эвакуирован в Казань вместе с заводом и ОКБ. В 1944 г. так же вместе с предприятием переехал в г. Раменское. В 1951 г. окончил Академию Минавиапрома, до 1954 г. работал опять в ОКБ начальником бригады, а в 1954 г. был переведен во вновь открываемое ОКБ п/я 295 в г. Казань, сначала конструктором, а затем с 1958г. назначен начальником ОКБ п/я 295.

В 1963 г. новым начальником ОКБ был назначен Сабиров Х.А., а Закиров был назначен его заместителем. Занимался перспективными изысканиями, возглавлял эту бригаду. На него были возложены обязанности начальника отраслевого техотдела. В 1967 г. Закиров освобождается от должности зам. руководителя и руководит только отраслевым техотделом.

В 1968 г. Газиз Закирович был уволен с предприятия на пенсию по возрасту. Закиров Г.З. внес большой вклад в развитие предприятия, в разработку новых видов электрических соединителей, в организацию новых предприятий разъемной тематики.

Имеет государственные награды и много различных поощрений.

 

 

ТАРАСОВ ФЕДОР ФЕДОРОВИЧ

 

Большую и очень не простую жизнь прожил работник нашего завода Федор Федорович Тарасов.

Он родился в 1907 г., а в тяжелом 1920 году потерял родителей, погибших от голода. 5 лет провел в детдоме, а с 18 лет стал работать учеником механика и машинистом. С 1928 г. по 1931 учился на рабфаке, а затем в авиационном институте, который окончил в 1936 году по специальности инженер-механик. 3 года работал инженером, начальником цеха на авиазаводе в Казани, а затем был направлен в Высшую школу НКВД и на работу в Латвию. Там встретил войну среди защитников города Лиепая. Контуженным был взят в плен, и долгих 4 года провел в разных концлагерях и каторжных работах. 3 неудачных побега не сломили его и в 1945 году он был освобожден. После серьезной проверки стал работать в г. Казани, где была его семья. С 1946 по 1951 год работал технологом, начальником техбюро гл. технологом 7го завода (ныне Элекон). С 1951 по 1958 год переведен на завод «Сантехприборов», где работал начальником цеха. В 1958 года Тарасова переводят на работу в ОКБ (ККБШР) на должность начальника Техотдела. Через год Федор Федоровича назначают на должность главного инженера ОКБ, где способный, грамотный специалист и хороший организатор и руководитель работает до выхода на пенсию по возрасту в 1968 годк. Еще несколько лет Тарасов работал мастером, ст. инженером, начальником ОККР до 1982 г., но и позднее не терял связь с заводом.

Федор Федорович оставил по себе добрую память не только как высококвалифицированный специалист и руководитель, но и как один из основных создателей заводского музея Трудовой Славы и его развития.

Память о Федоре Федоровиче Тарасове в истории завода и ОКБ.

 

В ОКБ ШР были образованы: конструкторский отдел (руководители в разное время) В.И. Шульц, В.Б. Рахматов, Е.Ф. Теньтюков, А.И. Синтишевский, отдел главного технолога – Р.Г. Грохотов, А.С. Барышников, Ходов; внедрение и сопровождение – Б.Г. Зарипов, стойкости при хранении – А.Р. Федотов, контактных пар – А.И. Коптелин, Г.С. Иванов, лаборатории стекла (В.И. Артемьев), керамики (В.Д. Черепанов, М.Ю. Хитров), пластмасс (Р.Г. Курмаева, А.Т. Комиссаренко), гальваники (М,В, Короткова, Г.С. Ахсанов, Н.В. Евдокимова).

Данные о некоторых из вышеперечисленных сотрудниках будут даны далее.

В 1969 г. начальником ОКБ был назначен Х.А. Сабиров – талантливый инженер и опытный организатор производства. При нем в 1970 г. ОКБ было передано в состав Министерства электронной промышленности СССР (одновременно с заводами по соединителям). При ОКБ было организовано производство малых серий разъемов под руководством зам. начальника ОКТ Б.Н. Демина, а затем Б.Г. Зарипова.

С 1968 г. по 1977 г. главным инженером работал Н.В. Егоров.

 

 

 

 

                                          

 

 

САБИРОВ ХАРИС АХМЕТОВИЧ

 

Харис Ахметович Сабиров родился 05.02.1910 г. в Новошешминском р-не ТаССР. В 1921 закончил начальную школу. Рано, в 1921 г., потерял родителей и далее пробивался в жизни самостоятельно. В 1925 году вернулся в Казань, поступил на работу и на учебу в профсоюзную школу. Затем в 1928 г. окончил курсы киномехаников и работал по специальности. После подготовительных курсов в 1930 году поступает в Казанский институт инженеров коммунального строительства, а в 1932 по решению областного комитета ВКПБ переведен в Казанский авиационный институт, который окончил в 1935 году. После окончания работал на Казанском авиационном заводе им. С.П. Горбунова в течение 24 лет на должностях начальника бригады, начальника цеха, зам. главного инженера, главного механика, главного контролера завода.

В 1948 году приказом Министра был направлен на учебу в Академию Авиационной промышленности, которую закончил с отличием в 1950 году. В 1959 г. Сабиров был назначен главным технологом 2 управления машиностроения ТАТ совнархоза, а в 1961 г. главным инженером производственно-технического управления этого же совнархоза.

В 1963 году Сабиров назначается начальником Казанского конструкторского бюро штепсельных разъемов (ККБШР). За продолжительный период работы в авиационной и электронной промышленности Харис Ахметович приобрел большой опыт производственной, научно-исследовательской, руководящей работы и глубокие знания в области машиностроения. Под его руководством КБ из малочисленной организации превратилось в Головное конструкторское бюро отрасли, отвечающее за технический уровень и производство соединителей в стране.

По инициативе Сабирова в 1970 году был организован филиал КБ в г. Харькове по механизации и автоматизации технологических процессов. В 1972 году организован Комплексный отдел по разработкам высокочастотных соединителей в г. Каменск-Уральском.

Сабиров постоянно назначался Главным конструктором особо актуальных и сложных разработок и им был решен ряд актуальных задач в расширении области применения и организации производства новых изделий электронной техники и прогрессивной технологии.

Сабиров автор многих статей и рекомендаций по новым принципам конструирования электронной техники, освоенной предприятиями отрасли.

На протяжении многих лет Сабиров был членом партбюро, членом Президиума районного и городского Пленумов КПСС, депутатом городского и районного Совета, вел общественную работу в коллективе КПБ.

Харис Ахметович Сабиров удостоен ряда Государственных наград: орденов «Октябрьской революции», 2 орденов «Знак Почета», нескольких медалей, знака «Отличника соцсоревнования» электронной промышленности, многих Почетных Грамот и других поощрений.

Сабиров Х.А. был требователен к себе и подчиненным, но справедлив, а в силу этого, больших знаний и умений руководить коллективом пользовался искренним уважением и заслуженным авторитетом в коллективе, городе и Москве.

Хариса Ахметовича Сабирова нет с нами, но память о нем жива в тех, кто  с ним работал и в истории предприятия.

 

 

 

 

 

 

ЕГОРОВ НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

 

Николай Васильевич Егоров 1919 г. рождения в г. Казани. После окончания школы в 1938 г. поступил в Казанский институт инженеров коммунального строительства. В 1941 г. постановлением СНК СССР институт был ликвидирован, а студенты переведены в Авиационный институт на соответствующие курсы. В 1943 г. Егоров заканчивает КАИ и направляется на авиазавод п/я 747 контрольным мастером. Работает ст. инженером ТК до 1960 г. 25 ноября 1960 г. приказом Татсовнархоза переводится на должность главного контролера 2го управления машиностроения, а затем начальником отдела инспекции по качеству изделий военной техники.

С февраля 1963 г. был переведен на предприятие п/я 295 (ОКБ, ККБШР) начальником конструкторской бригады, затем работал начальником отдела, и.о. главного инженера, а с 1969 г. – главным инженером.

За продолжительный период работы в авиационной и электронной промышленности приобрел большой опыт производственной и руководящей работы и овладел существенными знаниями в области машиностроения, авиа и электронной техники.

В апреле 1977 г. Егоров Н.В. освобожден от должности гл. инженера и назначен зам. начальника ОВСП и ТЭИ, а с 1987 г. – ведущим инженером НТО (научно-технического отдела).

1 апреля 1988 г. Н.В. Егоров переводится на пенсию по возрасту. Общий стаж его работы 45 лет из них 25 на предприятии ККБШР.

Н.В. Егоров имеет государственные награды и различные поощрения.  

В 1975 году директором ККБШР был назначен Б.Г. Зарипов, длительное время работавший в КБ и хорошо знавший его структуру. В 1976 году с образованием НПО «Элекон» функции руководителя КБ взял на себя ген. директор объединения Л.В. Гизатдинов. Непосредственно КБ руководил Б.Г. Зарипов до 1986 г. Главным инженером с 1977 г. по 1986 г. был И.С. Сергеев.

 

                                                                                                                    

 

 

 

 

 

 

ЗАРИПОВ БОРИС ГАНЕЕВИЧ

 

Борис Ганеевич Зарипов родился 24 мая 1926 года в Голубовском руднике Лазово-Павловского р-на Ворошиловградской области в семье шахтера. Во время Великой Отечественной войны семья была эвакуирована в Казань и эти годы стали временем его учебы в Казанском авиационном техникуме. По окончании техникума в 1945 году он получил звание техника-технолога по холодной обработке металлов и направлен на завод п/я 747 (ныне КАПО им. Горбунова) в конструкторский отдел. Одновременно Борис Ганеевич поступает в Казанский авиационный институт без отрыва от производства. Заканчивает институт в 1951 году со званием инженера-технолога по моторостроению.

На заводе п/я 747 Борис Ганеевич работает с 1945 по 1953 г. инженером-конструктором и начальником бригады СКО. В 1953 г. Зарипова Б.Г. избирают 1 секретарем ВЛКСМ Ленинского р-на г.Казани, где он работает до августа 1955 г., а затем направляется на должность председателя колхоза им. Калинина ТаССР, где успешно работает до 1957 г.

С марта 1957 года переводится на работу в ОКБ штепсельных разъемов. Работает инженером-конструктором, ст. инженером, начальником конструкторской бригады, в феврале 1967 – начальником конструкторского отдела усовершенствования серийных разъемов. С 1970 года – зам. начальника производства, с 1975 – начальник ККБШР, с 1985 г. – зам. начальника по производству, начальник 1 отдела.

Придя в ОКБ, участвовал в работе по составлению нормалей для прямоугольных разъемов. С приходом в ОКБ на должность главного инженера Тарасова Д.Ф., удалось решить и устранить один из главных тормозов в производстве – быстрых изменений в техдокументации.

Быстро производить изменения не удавалось, т.к. кальки ( оригиналы ) находились в Ленинграде. Специально созданная группа с участием Зарипова Б.Г. выехала в Ленинград для получения оригиналов части изделий, что резко сократило время прохождения контроля и изменения. Кроме этого был подготовлен и издан в Оборонгизе, согласованный с НИИ 22 МО каталог разъемов и спецсоединителей. Были разработаны с участием Минобороны «Общие техничекие условия» - как необходимые условия для разработки новых разъемов и разработки частных технических условий (ЧТУ).

Тесная связь ОКБ и завода Элекон позволяла конструкторам  и технологам не отвлекаться от основной заводской работы, быстро и четко решать многие возникающие вопросы. Вклад Бориса Ганеевича в работу ОКБ-ККБШР, а в целом и завода очень значителен и по праву занимает заметное место в истории и развитии предприятия.

В 1992 году Борис Ганеевич увольняется по собственному желанию, в связи с выходом на пенсию по возрасту.

Борис Ганеевич Зарипов имеет государственные награды СССР: орден «Знак Почета», несколько медалей.

За продолжительный период работы в авиационной и электронной промышленности Зарипов приобрел большой практический опыт производственной, конструкторской, руководящей работы, обширные знания в области штепсельных разъемов, электрических соединителей.

Ныне Борис Ганеевич Зарипов на заслуженном отдыхе. Долгих лет, качественной жизни Вам, Борис Ганеевич!

 

 

 

 

 

 

СЕРГЕЕВ ИВАН СЕМЕНОВИЧ

 

Сергеев Иван Семенович родился 20 января 1933 г. в селе Ивановском Зеленодольского р-на ТаССР. После окончания семилетней школы и авиационного техникума по специальности «монтаж и испытание радиооборудования самолетов» в 1951 году был направлен на работу на авиазавод г. Куйбышева, где работал мастером.

В 1953 г. поступил в Горьковский политехнический институт на ускоренное отделение, по окончании которого в 1955 году был направлен работать на Казанский завод «Радиокомпонентов». Занимал последовательно должности старшего мастера, инженера, ст. инженера, начальника лаборатории, зам. начальника отдела, начальника отдела (РТО, 1960-1968 г.г.), зам. главного инженера КЗРК (1976-77 г.г.), главного инженера Казанского конструкторского бюро штепсельных разъемов (ККБШР, 1977 – 1986 г.г.).

За время работы зарекомендовал себя грамотным и высококвалифицированным специалистом. Под его руководством и непосредственном участии были разработаны и внедрены в производство сложнейшие изделия для аэрокосмической техники. Знание дела, накопленный опыт, организаторские способности позволяли ему успешно руководить коллективом инженерно-технических работников, занятых разработками и внедрением в производство различных новых изделий. Как руководитель своей активной деятельностью способствовал успешному выполнению планов и заданий руководства.

За трудовые успехи был награжден 2 орденами «Знак Почета», несколькими медалями и Почетными знаками, а так же другими поощрениями.

Всегда принимал активное участие в общественной жизни предприятия и объединения. В коллективе пользовался заслуженным авторитетом и уважением.

Был женат, сейчас вдов, имеет 2 взрослых сына и дочь, несколько внуков.

В 1986 г. был переведен на работу в Казанский научно-исследовательский электрофизический институт, где успешно работал до выхода на пенсию по возрасту.

Проживает в настоящее время в г. Казани.

Защитил диссертацию на звание «Кандидат радиотехнических наук».

Написал и издал книгу воспоминаний.

С 1986 года непосредственно работой ККБШР, а позднее, с переименованием в КНИИЦС, институтом стал заниматься главный инженер НПО «Элекон» Ю.Н. Салаев, затем с 1990 по 1995 г. главный конструктор объединения М.А. Московцев.

Более подробные данные о Ю.Н. Салаеве были даны выше в разделе «Главные инженеры».

 

                                                                                        

 

 

 

 

МОСКОВЦЕВ МИХАИЛ АЛЕКСЕЕВИЧ

 

 

Михаил Алексеевич Московцев родился 12 августа 1946 года в г. Казань. В 1964 г. окончил среднюю школы и поступил на вечернее отделение авиационного института, которое окончил в 1971 году по специальности инженер-механик.

Свою трудовую деятельность начал в 1964 году на авиационном заводе (КАПО им. Горбунова) электросварщиком, где проработал до 1969 г. в том же году перешел работать на завод радиокомпонентов (Элекон), где работал до 1986 г. последовательно занимая должности ст. техника, инженера- технолога, начальника КБ, зам. главного технолога, зам. главного инженера завода радиокомпонентов.

Затем переходит в Казанский научно-исследовательский институт цилиндрических соединителей (КНИИЦС) НПО «Элекон» и.о. главного инженера, затем зам. главного конструктора МЭП – зам. генерального директора НПО «Элекон» по научной работе, главным инженером КНИИЦС, а с момента преобразования института в феврале 1995 г. – зам. главного инженера НПО «Элекон» – зам. главного инженера предприятия «Завод Элекон» – начальник ОКБ «Элекон – Коннектор». С 1998 г. – главный конструктор НПО «Элекон»; и.о. первого зама ген. директора – главного инженера ОАО «Завод Элекон»; нач. отдела стратегических маркетинговых исследований; главный конструктор ОАО «Завод Элекон».

С ноября 2005 года Михаил Алексеевич, имея огромный опыт работы, назначается главным специалистом конструкторского отдела соединителей (КОС).

За время работы в объединении Михаил Алексеевич Московцев зарекомендовал себя грамотным специалистом, умеющим разбираться в сложных ситуациях. Требователен к себе и подчиненным, внимателен к людям, энергичен и инициативен. Правильно и быстро ориентируется в выборе перспективных работ.

Работая в сфере технологических служб, активно участвовал в создании перспективной технологии и прогрессивных материалов, в части применения полимерных материалов, штамповки, литья и др., а также в организации работ по созданию, выпуску и освоению роторных линий и перспективного оборудования, являлся руководителем ряда тем и программ по развитию научно-производственной базы объединения.

В сложнейших условиях перестроечного периода Михаил Алексеевич создавал условия для выживания института и объединения, принимал меры для сохранения рабочих мест, обеспечения сотрудников работой, перспективного развития производства.

В настоящее время огромный опыт, знания и широкий кругозор Московцева применены для создания новых перспективных соединителей, модернизации имеющихся и воспитания молодежи.

За свою трудовую деятельность Михаил Алексеевич награжден медалями «За трудовую доблесть», «имени Ю.А. Гагарина», грамотой ГККПСС Казани, Лауреат качества I степени, а так же имеет десятки других поощрений.

Михаил Алексеевич Московцев, Почетный ветеран объединения, пользовался  заслуженным и устойчивым авторитетом и уважением коллектива предприятия и людей, имеющих с ним дело.

 

В 1995 году Казанский Научно исследовательский институт цилиндрических соединителей был расформирован. Часть отделов и лабораторий объединилась с заводскими службами, часть – прекратила свое существование. 

За время работы ОКБ – ККБШР – КНИИЦС были выполнены уникальные разработки электрических соединителей различного применения и назначения, разработано и изготовлено много спецтехнологического оборудования, выращено сотни замечательных профессиональных специалистов.

Очень жаль, что сложившиеся обстоятельства развала СССР и дальнейшей, так называемой «перестройки», вынудили ликвидировать это подразделение, как и многие сотни и тысячи НИИ, КБ и заводов.

 

 

 

 

 

 

Салаев Юрий Николаевич

 

 

Деятельность ОКБ, а позднее Казанского конструкторского бюро штепсельных разъемов и Казанского научно-исследовательского института цилиндрических соединителей заслуживает более полного и отдельного освещения.

В начале 50-х годов в стране стала активно развиваться радиоэлектронная техника, а специализированных предприятий было мало. Поэтому Постановлением См СССР от 04 декабря 1954 года в составе 4 ГУ МАП было организовано опытно-конструкторское бюро (ОКБ) п/я 295 со специализацией по разработке радиоэлектронной аппаратуры. ОКБ было размещено на территории завода п/я 296 (ныне ОАО «Завод Элекон»).

Руководителями ОКБ были назначены специалисты, закончившие Московскую Промышленную Академию – начальником Наумович Б.Ф., главным инженером – Елшин Н.Г.

В начале ОКБ было размещено в корпусе №1, затем, в связи с увеличением численности, переведено в корпус А  (где сейчас цех 12), а позднее в корпуса 20 и 20А.

В ОКБ пришли работать опытные сотрудники, молодые специалисты, квалифицированные рабочие. Среди них В.И.Шульц, Г.А.Маркичев, А.И.Тупиков, М.Ф.Жуковский, С.А.Намаева, Н.Ф.Демиденко, Г.С.Иванов, Н.Ш.Саттаров, А.Б.Комиссаренко, Р.И.Дивеев, Ю.А.Ядыгин, Р.Х.Газизов, В.Д.Калинкин, С.Н.Хайруллин, Ф.С.Файруллин, В.З.Байдереков, А.П.Бухарин и другие.

Существующие масштабы производства разъемов серии «ШР» не обеспечивали потребность в них, а сами разъемы не удовлетворяли полностью  тактико-техническим требованиям современной техники.

До 1958 года отсутствовала единая координация по разработкам и развитию производства электрических соединителей всех типов. Более 40 организаций и предприятий разрабатывали разъемы и изготовляли их для удовлетворения своих нужд.

Придавая исключительно важное значение развитию промышленного производства электрических соединителей, в 1958 году приказом ГКАТ от 10.03.1958 г. № 63 на базе ОКБ по радиоизмерительной технике создано государственное специализированное ОКБ по штепсельным разъемам в цилиндрическом и прямоугольном исполнении всех типов и единственное в стране. Тематика радиоизмерительной техники со специалистами в данной области была передана другой организации. В этот период численность ОКБ составляла 1320 человек, размещавшихся на арендуемых у завода площадях 180м².

Несмотря на стеснённость и отсутствие экспериментальной базы молодым коллективом была проделана значительная работа по созданию гаммы ламповых панелей по теме «Вольт» и они были внедрены в производство. В 1960 году вся техническая документация по ламповым панелям была передана в специализированное ОКБ в городе Белове.

 

В апреле 1959 г по указанию ГКАТ и распоряжению Татарского Совета Народного хозяйства заводом выделено для ОКБ 1300м² площадей. В том числе 900м² для опытного цеха (старое здание, бывшая бойня) и 400 м² на втором этаже бытовок производственного корпуса № 20, где разместились технические службы и администрация. Это важное событие положило начало развитию специализированного ОКБ для выполнения возложенных на него задач.

С 1958 года руководителем ОКБ назначается Закиров Г.З. 

, а с 1959 года главным инженером – Тарасов Ф.Ф.

Главная задача ОКБ состояла в том, чтобы обеспечить координацию работ по проведению единой технической  политики в развитии подотрасли производства штепсельных разъемов, добиться резкого увеличения объема выпуска соединителей, по  качеству и надежности  не уступающих мировым образцам, и на основе этого в седьмой пятилетке удовлетворить потребность важнейших отраслей промышленности страны в этих изделиях.

Зная что надо сделать, молодой коллектив с энтузиазмом взялся за выполнение поставленных перед ним задач.

За период 4-х пятилеток (1959-1980гг.) ОКБ добилось больших успехов во всех сферах деятельности. На основе достижений научно-технического прогресса был сделан крупный шаг вперёд в развитии подотрасли штепсельных разъемов.

Объем  работ тематического плана 1980 года возрос в 17 раз против темплана 1957 года, площади к 1980 году увеличились в 10 раз против 1959 года, что позволило значительно расширить опытное производство, оснастить его технологическим и испытательным оборудованием, численный состав в 1980 году был увеличен в 10 раз против численности 1959 г.

Процесс разработок, внедрения их в производство, а также увеличение объема выпуска заводами штепсельных разъемов протекал ускоренными темпами. Так объем выпуска разъемов за 4 пятилетки вырос в 57 раз, что полностью обеспечило потребность промышленности в этих изделиях. Это важнейший итог деятельности ОКБ и заводов – изготовителей за определённый период.

В истории ККБШР большое место занимает седьмая пятилетка – семилетка (1959-1965гг.). Это период формирования, становления организации и успешного выполнения тематического плана и поставленных задач.

Процесс развития специализированного, единственного в стране ОКБ протекал ускоренными темпами.

В короткие сроки были созданы ведущие службы и согласно штатному расписанию укомплектованы кадрами. Разработана и внедрена комплексная система планирования НИРиОКР и поэтапного выполнения каждой темы. Эта система послужила основой планирования работ последующих лет.

В 1960 году приказом ГКРЭ (Госкомитет радиоэлектроники) от 18.03.1960 года за № 144 на ОКБ были возложены функции ведущего по низковольтным низкочастотным разъемам в цилиндрическом и прямоугольном исполнениях всех серий.

Во исполнении этого приказа ККБШР приняло от Ленинградского ОКБ конструкторскую документацию в подлинниках на разъемы нормальных габаритов серий ШР, СШР, Р, 2РТ, НШР и малогабаритных разъемов серий 2РМ.

В области радиокомпонентов ОКБ не имело опыта работы. В те годы только одно предприятие, практически, специализировалось в этой области – это Ленинградское КБ п/я 233, где наши специалисты приобретали опыт в разработке и производстве соединителей. Особенно много сотрудничали с нами ведущие специалисты КБ – Тележко В.Г., Дубатовко С.Г. и другие.

 В 1958 году директором ОКБ назначается Закиров Г.З., а главным инженером с 1959 года становится Тарасов Ф.Ф.

Молодой коллектив за короткое время добился существенных результатов в седьмой пятилетке. Тематический план был успешно завершен по всем показателям.

Объем работ в 1965 году возрос в 4,9 раза против объемов 1957 года и был создан хороший задел НИР и ОКР наследующую пятилетку. За семилетку было организовано три новых завода-дублёра по выпуску разъемов. В их организации, становлении и освоении серийного производства разъемов нормальных габаритов самое активное участие принимали головные ККБШР и КЗРК: это позволило увеличить объем выпуска штепсельных разъемов всех серий в 1965 году в 3 раза против их выпуска в 1959 году и удовлетворить потребность в них важнейших отраслей народного хозяйства страны.

С каждым годом коллектив набирал темпы развития КБ, об этом свидетельствует перечень выполненных работ за 7 лет. Был разработан ряд новых типов разъемов общего применения и ряд комплексов разъемов серии РК (не имеющие аналогов) и внедрен в серийное производство.

Был составлен и внедрен в промышленность каталог на разъемы серий ШР, СШР, Р, 2РТ с полной технической характеристикой на каждую серию. Каталог значительно облегчал потребителям выбор и оформление заявок на нужные им разъемы и правильность их применения. В соответствии с требованиями унификации, нормализации и стандартизации, а также улучшения конструкции изделий доработана вся техническая документация на разъемы серий ШР, 2РТ, Р, СШР, НШР и малогабаритные серии 2РМ. Доработанная  конструкторская документация серии 2РМ обеспечила выпуск их с индексом «ОС» (особая сборка).

По инициативе главного инженера Тарасова Ф.Ф., начальника отдела исследований и испытаний Скворцова А.Н., ведущего инженера, руководителя темы, Федорова А.И. была проведена большая исследовательская работа по выявлению предельных параметров (электрических, механических, климатических) разъемов серий ШР, Р, СШР, 2РТ и 2РМ. Результаты исследований позволили значительно расширить область применения перечисленных соединителей в различных областях техники. По данным исследований разработана и внедрена в промышленность нормативно-техническая документация. Для  вышеперечисленных разъемов были установлены существенно увеличенные параметры: долговечность 1000 часов при 500 сочленениях, (что в 2 раза выше прежнего), сохраняемость с 4-х до 12 лет. Эти данные были внесены в НТД и внедрены в промышленности. Проведенные исследования и разработанная НТД дали возможность правильно определить перспективу развития подотрасли разъемов и упорядочить применение их в народном хозяйстве страны. От реализации этих мероприятий был получен значительный экономический эффект.

С привлечением НИИ проведены исследования, испытания и внедрены в производство на КЗРК технологические процессы с применением новых материалов в разъемах:

-палладирование контактных пар разъемов серии 2РМ, что позволило увеличить износоустойчивость контактирующих элементов штырей и гнёзд и сократить расход золота;

-освоено серийные производство высокогерметичных разъемов типов 2РМГ, 2РМГ-П, 2РМТ-С, 2РМГС-П с изолятрами-таблетками из стекла 3С8 и корпусами из углеродной стали;

-в 1959 году внедрен в производство корозионно-стойкой алюминиево-магниевый сплав ВН11-3 (АЛ-22) и освоено серийное производство тропикоустойчивых разъемов типа 2РТТ и 2РРМТ.

В 1963 году начальником ОКБ был назначен Сабиров Харис Ахметович

, который работал до этого главным контролером авиационного завода имени Горбунова и затем главным технологом татарского Совнархоза.

Сабиров обладал неиссякаемой энергией, пользовался заслуженным авторитетом в Татарском обкоме КПСС, в Средне-Волжском Совнархозе, среди руководителей казанских заводов.

При большой численности коллектива и большим объемом работ ККБШР не имело своих площадей. Это понимали и в  министерстве, и в Обкоме КПСС. Сабиров Х.А. потратил много сил и энергии, чтобы иметь свои площади.

В 1964 году Совет Министров СССР принял специальное постановление о строительстве для КБ инженерного корпуса площадью 600 м²  и производственно-лабораторного корпуса площадью 11000 м². Строительство инженерного корпуса было начато в 1965 году. И в 1967 году был наконец построен прекрасный инженерный корпус (где сейчас казначейство). Большую помощь в этом строительстве оказали секретарь Обкома КПСС Табеев Ф.А., зав. Промотделом Обкома КПСС Дергунов В.С., начальник 5ТУ МЭП Русецкий М.Л. Не будь этой  поддержки, вряд ли было возможно построить и оснастить новейшим оборудованием свой корпус. В строительстве корпуса активное участие принимали работники ОКБ и завода. А большой производственный корпус (где сейчас цех 27) был построен только в конце 70-х годов.

В 1965 году в г. Ереване был организован филиал ОКБ с возложением на него функций по разработке низковольтных низкочастотных прямоугольных разъемов всех видов.

В ноябре 1965 года организацию посетил Министр и ознакомившись с работой КБ, дал положительную оценку деятельности коллектива.

В декабре 1965 года приказом Министерства ККБШР становится головной организацией в стране по низковольтным низкочастотным штепсельным разъемам всех видов и типов. На него были возложены обязанности осуществлять техническую политику в области соединителей. Для выполнения функций головной организации созданы отраслевые службы:

-технико-экономических исследований и организации специализированных производств;

-отраслевой отдел применения и лаборатория анализа качества и инспекции.

Коллектив КБ сделал свой вклад в общее дело развития нашей страны, успешно завершил семилетку, создал научный и производственный потенциал для также успешного выполнения плана следующей пятилетки. И надо сказать, что коллектив этого добился, и планы 8 пятилетки были выполнены.

С вводом в эксплуатацию инженерного корпуса в марте 1967 года значительно расширилась производственная и испытательная база КБ, оснащенная современным технологическим и испытательным оборудованием;  улучшились условия труда коллектива, увеличилась численность работников, расширился тематический план.

Объем работ в 1970 г возрос в 2,3 раза против объема 1965 г. В 8 пятилетке было организовано 4 завода дублера и филиал головного завода по производству электрических соединителей в поселке Уруссу. А всего в 60-х – 70-х годах в связи с большой потребностью в соединителях были созданы заводы в городах: Карачев, Харьков, Полтава, Ереван, Тбилиси, Фрунзе, Джелал-Абад, Евпатория, Ивано-Франковск, Черкесск, Каменск-Уральский, Козьмодемьянск. На всех заводах внедрялись соединители разработанные в ККБШР различных типов, серий и назначений.

Забегая вперед, надо сказать, что во времена «перестройки», а конкретнее развала промышленности, многие их этих заводов были закрыты, некоторые постепенно возрождаются.

В 1967 году в Харькове был создан филиал ОКБ по разработке высокопроизводительного технологического оборудования для заводов по выпуску электрических соединителей.

ОКБ было разработано и освоено на заводе серийное производство изделий новой техники:

-микроминиатюрный разъем серии «МР1» с контактом диаметром 0,6 мм и межконтактным расстоянием 1,25 мм. Корпусные детали были заимствованы от субминиатюрного разъема серии «РС»;

-разъем герметичный, теплостойкий (+200º), тропикоустойчивый типа РМГТ;

-разъемы серии «РК» (РОС1-75, РОС9-104, ПЧ-24, РКГ-20,30,60,90; РГМ-200, РКГМ-200, модернизированные разъемы РГМ-40м, РГМ-154М, РКГМ-154М и др.

-проведено исследование и внедрен новый материал марки ЭП-52 для пружины гнезд разъемов серии 2РМ. Внедрение пружин из материала ЭП52 обеспечило стабильность усилий сочленений и расчленений контактных пар в отдельности и в разъеме.

В 9-й пятилетке коллектив КБ сделал большой вклад в развитие, создание качественных и надежных электрических соединителей, удовлетворяющих требованиям современной техники. Большое внимание в 9-й пятилетке уделялось повышению эффективности работ  организации, ускорению научно-технического прогресса, расширению связей  с НИИ и КБ страны, повышению производительности труда, сокращению сроков разработок и внедрению результатов НИР и ОКР в промышленность.

В 9-й пятилетке 71-75 гг. было произведено 60 новых разработок, большинство из которых внедрено в серийное производство на заводах подотрасли. Тематический план пятилетки выполнен был по всем показателям. В 1975 году объем работ возрос в 1,2 раза против объемов 1970 года. Численность сотрудников увеличилась в 1975 г в 1,1 раз, а объем выпуска разъемов в 1975 году увеличился в 3,1 раза против выпуска 1970 года. Был создан потенциал НИР и ОКР для выполнения планов 10-й пятилетки.

Труд коллектива в 9-й пятилетке был оценен руководством. Звание «Ударник коммунистического труда» было присвоено 550 сотрудникам, 6 отделам и 8 бригадам. Знак «Победитель социалистического соревнования» получили 75 человек, медалью «За доблестный труд, в честь 100 летия со дня рождения Ленина» - 119 человек. Не могу сказать, что эти звания и знаки для всех были гордостью, но потом они дали людям, имеющим их, приличные льготы.

Как и все предыдущие пятилетки 10-я пятилетка  1976-1981 была этапом в жизни коллектива КБ и принесла ему определенное развитие, а значит, это было пусть небольшим, но вкладом в развитие государства.

В феврале 1976 г ОКБ вошло в состав производственного объединения с сохранением за собой права юридического лица.

В 1975 году директором ОКБ назначается Борис Ганеевич Зарипов

, работавший до этого заместителем директора, а Егорова Николая Васильевича на посту главного инженера сменяет в 1977 году Иван Семенович Сергеев. Оба и Зарипов Б.Г. и Сергеев И.С. опытные производственники с большим опытом работы в разных должностях и хорошо знающие специфику производства завода, КБ и отрасли.

В производственно-лабораторном корпусе КБ было выделено 300 м² площадей, что позволило расширить опытно-производственную базу.

В свете поставленных задач КБ была проделана большая работа по совершенствованию механизма руководства организацией. В структуру её были внесены существенные изменения. Была улучшена вся система планирования НИР и ОКР. Созданы дополнительно несколько отделов и служб:

-конструкторский отдел по разработке теплостойких электросоединителей;

-отдел метрологии;

-служба главного контролера;

-отраслевая лаборатория управления качеством;

-инструментальный цех;

-отдел технической документации и ряд других.

В 1959 году ОКБ было организовано СКБ по проектированию средств автоматизации и механизации разъемного производства. В 1961 г с численностью 127 человек СКБ было передано из ОКБ на завод и переименовано в ТОНТ, а в 1976 г ТОНТ передан обратно в ОКБ и в 1979 г переименован в Научно производственный комплекс по машиностроению производственного объединения НП КМ.

На его базе было создано отделение  машиностроения (ОМА), а с 1 сентября 1979 года ОМА было реорганизовано и получило название – научно-производственный комплекс по машиностроению (НПКМ).

В 10-й (76-80 гг.) пятилетке была внедрена комплексная система управления качеством продукции (КСУКП), внедрены новые ГОСТы, ОСТы, СТП и ОТМ, снижены потери от брака на 28%, уровень рекламаций уменьшился в 3 раза, технических потерь – в 2 раза. Эти мероприятия дали ощутимый результат по повышению эффективности и качества труда во всех звеньях.

Темплан пятилетки был выполнен успешно. Внедрено в серийное производство 42 новых изделия, объем работ возрос за пятилетку в 1,1 раз, численность увеличилась в 1,3 раза, объем выпуска разъемов в 2 раза, полезные площади в 1.5 раза.

За прошедшие 4-е пятилетки ряд сотрудников КБ был награжден орденами и медалями СССР, в том числе начальник отдела Тентюков Евгений Федорович – орденом Ленина, 39 человек другими орденами, 74 человека – медалью «Ветеран труда», 77 человек – медалью «30 лет победы в ВОВ». В дальнейшей работе КБ были награждены ещё многие сотрудники, к сожалению таких данных не сохранилось.

В 10 пятилетке руководителями были:

Директор – Зарипов Борис Ганеевич

Главный инженер – Сергеев Иван Семенович

 

Секретарь парткома – Лобанков Владимир Васильевич

Председатель профкома – Шакиров Рафаил Закирович

Секретарь ВЛКСМ – Закиров Анвар Ахатович

Далее привожу полностью воспоминания главного инженера ОКБ-ККБШР Ивана Семеновича Сергеева. В основном эти воспоминания охватывают период с 1970 по 1986 год.

 

Казанское конструкторское бюро штепсельных разъемов (ККБШР)

 

Развитие авиационной техники потребовало создания в стране специализированного предприятия по разработке электрических соединителей, необходимых для электрического соединения приборов и систем самолетов. Такое предприятие было создано в составе Госкомитета Авиационной техники СССР. Позднее, при организации министерств, ОКБ  (ККБШР) было передано в министерство электронной промышленности СССР. За этот период ОКБ (ККБШР) были завершены разработки и переданы в производство основные массовые соединители (штепсельные разъемы серий 2РМ, 2РМГ, РС, МР-1). В составе министерства ККБШР была определена как головная организация подотрасли электрических соединителей в составе 5-го главного управления. Разместили ККБШР в специально построенном, при Казанском заводе радиокомпонентов, инженерном корпусе.

Структура ККБШР определялась поставленными перед ним задачами и состояла из:

-конструкторского отдела с макетной мастерской

-технологического отдела с лабораторией пластмасс

-опытного цеха

-лаборатории контактных пар

-отраслевых отделов (метрологического, стандартизации, ОВСП и ТЭИ, надежности, долговечности, позднее появился отдел микрофильмирования)

-испытательного отдела

-научно-технического отдела

-отдела научно-технической информации

-служб обеспечения (ОМТС, ПЭО, ОТЗ, бухгалтеия, ОТД. транспортный участок)

-отдел кадров, 1 отдел, 2-й отдел и руководство ККБШР, в составе директора, главного инженера и  заместителя директора по общим вопросам.

Структура работала и поставленные  задачи выполняла. Основные вехи в развитии ККБШР и его становление были  осуществлены директором Сабировым Х.А., главными инженерами Елшиным Н.Г., Тарасовым Ф.Ф., Егоровым Н.В, заместителем директора  Жуковским М.Ф., начальниками служб Шульц В.И., Барановым В,В, Барышниковым А.С.,  Скворцовым А.Н., Рахматовым В.Б., Суеваловым Л.А., Суховым П.А., Соколовым В.И., Мельцыным Н.С., Зюзиным О.Г., Гарафиевым Х.Г. Большое внимание развитию ККБШР уделял начальник 5ГУ МЭИ СССР Русецкий М.Л.

За этот период, кроме соединителей 2РМ, РС и МР1, для космической техники и флота ККБШР разработаны высокотемпературные, отрывные и герметичные соединители, в том числе комплекса Д5:

-РГМ-200 – морской, герметичный на 75 атмосфер

-РОС-4-200 – отрывной

-С-Г-135

с байонетным замком РБН-1, РОС-12-90 с чековым переключателем, РП-15 для ЭВМ, Простор – для телевизоров.

В 70-ые годы, бурное развитие авиации потребовало создания нового класса электрических соединителей с облегченным весом, локальной защитой контактов от попадания воды, с быстрорасчленяемым замком, с съемными контактами под обжимку проводов, на рабочие температуры до + 200ºC, виброустойчивые. Для этого класса соединителей понадобились новые материалы, которые в стране отсутствовали, это:

-эластичные литьевые пластмассы для формирования клипсы, удерживающей съемный контакт на Т=+200ºC

-специальные клеи на +200ºC

-эластичные маслобензостойкие резины на Т=+200ºC для обеспечения водозащиты

Разработку и производство этих материалов получили предприятия Минхимпром по техническому заданию ККБШР.

Для изготовления штампованных корпусов и формирования байонетного замка понадобилось специальное оборудование, которое силами ККБШР, КЗРК и предприятий подотрасли разработать и изготовить в короткое время было невозможно. Поэтому 5ГУ и ГАТУ Министерства было принято решение послать в командировку на французскую фирму «Дойч» специалистов ККБШР для изучения конструкции и технологии изготовления, выпускаемых этой фирмой этого класса соединителей. По результатам командировки была закуплена лицензия на резиновый изолятор и комплект специального технологического оборудования для изготовления корпусов, которое было приобретено за валюту и установлено на вновь построенном в Каменск-Уральске заводе электрических соединителей.

Разработка новых материалов и организация их производства осуществлялась достаточно долго. За это время, в ККБШР велись работы по разработке документации на соединители, им дали название «Заря», «Запад», «Сендвич», «Заря В», «Запад В», исследовались обжимные соединения контактов из различных материалов и покрытий, инструмент для обжимки, подбирались стекла, материалы контактов и корпусов для высокогерметичных соединителей на температуры  +200ºC.

В 70-ые годы в СССР началась компания по созданию производственных (ПО) и научно-производственных (НПО) объединений. На базе Казанского завода радиокомпонентов (КЗРК), ККБШР и завода в посёлке Уруссу создано производственное объединение «Элекон». Директором ПО «Элекон» был назначен Л.В.Гизатдинов. Целью создания объединения было  замкнуть цикл «разработка – производство», сократить цикл «разработка – производство» и повысить технологичность разработок, уменьшить на заводе долю ручного труда в производстве соединителей.

Но ничего этого не произошло. Объединение существовало формально. Завод не мог помочь в изготовлении новых образцов, мало того завод отказался от освоения соединителей Заря, Запад, Сендвич из-за перегрузки, в ККБШР был очень слаб технологический отдел и совсем не было машиностроителей, поэтому работы по снижению ручного труда на заводе в ККБШР не велись.

Так дальше продолжаться не могло. Это не устраивало генерального директора Гизатдинова Л.В. и руководство 5ГУ МЭИ СССР. В 1977 году главным инженером ПО «Элекон» был назначен А.И.Лебедев, а главным инженером ККБШР Сергеев И.С., прошедшие подготовку на центральных курсах повышения квалификации руководящих работников МЭП СССР. На момент назначения ККБШР не справлялось с тематическим планом и планом важнейших работ, не хватало производственных мощностей, технологической базы и технологов, не хватало численности.  Директор ПО «Элекон» Гизатдинов Л.В. и главный инженер ККБШ Сергеев И.С. в первую очередь добились в финансовом управлении министерства увеличения фонда зарплаты для ККБШР. Под увеличенный фонд зарплаты в ККБШР были созданы и оснащены оборудованием:

-лаборатория стекла, руководил КТН Артемьев В.И.

-лаборатория керамики, руководил Черепанов В.Э.

-лаборатория ЭВМ

-отдел теплостойких соединителей, руководил Суевалов Л.А.

-лаборатория волоконно-оптических соединителей – Синтишевский А.Н.

-гальваническая лаборатория, руководила КТН Евдокимова Н.В.

-опытное производство в составе 2-х цехов, руководил опытный организатор с завода – Шайхутдинов И.Х.

-назначен заместителем главного инженера опытный специалист с завода Налетов В.Л.

-проведено повышение окладов наиболее опытным специалистам

-с головного завода в состав ККБШР переведен отдел машиностроения (ОМ) в составе около 40 специалистов. Руководители ОМ опытные специалисты Рено С.Т., Гильмутдинов Г.Ф., Богомазов. Это был наиболее плодотворный период во всей истории ККБШР и объединения ПО «Элекон». Осуществлены разработки и началось серийное производство:

 -быстрорасчленяемых, высоконадежных, малогабаритных соединителей СНЦ13, СНЦ14, СНЦ22, СНЦ42, СНЦ31, ОНЦ-БС-1, ОНЦ БМ-1, ОНЦ БС-2, ОНЦ БМ-2;

-высокотемпературных  на температуры +200ºC, +350ºC, +500ºC, +700ºC; -269ºC серий СНЦ27, СНЦ28, СНЦ29; ОНЦ-РН-1; «Датчик», «Съём», «Криоген», «Предел». Поставки велись как с головного завода, так и с завода в поселке Уруссу, с опытного производства ККБШР.

-завершены разработки волоконно-оптических соединителей серий СКО4-1; СМО4-1; СМО4-1ø; СКО16-32, СКО 17-4; ССК21-1; СКО18-1; Заявок от головных организаций МАП, МРП, МПСС, Минприбор и других практически не стало. Но Министерство требовало снижения расхода драгметаллов, снижение материалоемкости, снижения трудоемкости выпускаемых заводами отрасли соединителей. Начались НИРы по исследованию новых видов покрытий, по составному штамповочно-паяному контакту, ОКР по разработке штампованных контактов в телевизионные разъемы (ОКР Кубок-СЛ).

-осуществлена реконструкция инженерного корпуса. Своими силами по планировке всем отделам и лабораториям были установлены отдельные помещения, условия труда значительно улучшились.

-очищен тематический план и план важнейших работ от разработок, имеющих единичные потребности. ККБШР заработало, тематический план и план важнейших работ стал выполнятся, стали получать премии, в коллективе поднялось настроение. Главный инженер ККБШР, он же главный конструктор направления подотрасли электрических соединителей назначен председателем отраслевой комиссии по присуждению «Знака качества» выпускаемых в подотрасли соединителей. Значительное количество соединителей, выпускаемых заводами, было со знаком качества.

На расширенной коллегии министерства в 1981 году по итогам за пятилетку и задачам на следующую по докладу главного конструктора направления подотрасли Сергеева И.С. деятельность ККБШР и объединения была признана удовлетворительной.

После смерти Гизатдинова генеральным директором был назначен Лебедев А.И. Своим решением 80% еще не законченного строительства лабораторно-производственного корпуса ККБШР были выделены заводу, где организовано производство соединителей серии РС, на 20%  организовано опытное производство ККБШР. Для завода это было важнее. В тематический план ККБШР по машиностроению заводу вписывал только те работы, которые были нужны заводу, новые разработки соединителей осуществлялись без средств автоматизации, но отделение машиностроителей выполнило ряд работ и для новых разработок, в т.ч. станок для обработки оптических наконечников относительно оптической оси с  точностью до одного 1мкм  и новые гальванические ванны для гальванической лаборатории. В это время на новых  ваннах ККБШР завершило НИРы по созданию новых техпроцессов покрытия контактов по подслою никеля, чистый никель, оловянирование. По инициативе 5ГУ МЭП начались масштабные работы по их внедрению в серийные соединители на всех предприятиях подотрасли, это  обеспечило значительную экономию серебра и золота. Внедрение новых видов покрытий, особенно вместо СрСу 6 3л3 новое покрытие Ni ЗаиЗ затянулось на долгие годы. Дело в том, что после испытаний на сохраняемость обнаружилась зеленая точка на контактах соединителей, легко стираемая или сдуваемая. Это через подслой никеля и золота диффузировалась с основы контакта медь. И несмотря на то, что она не ухудшила работу контакта и наличие положительного заключения головного института Госстандарта по покрытиям генеральный заказчик не давал согласие на этот вид покрытия. Понадобились годы испытаний и обработки технологии покрытия.

В начале 90-х годов министерство решило сделать единый научно-технический центр объединения. Было предложено подготовить структуру ККБШР с созданием в нём 4-х мощных отделений:

-отделение конструкторское по разработке электрических соединителей массового применения, специальных теплостойких и волоконно-оптических соединителей

-усиленное технологическое отделение с лабораториями

-отделение машиностроения (ОМ)

-отделение радиоэлектронной аппаратуры (ОРЭА) .

Целью создания новой структуры ККБШР, предложенный лично замминистра Захаровым А.А.  начальником 5 ГУ Надвиковым Н.М., являлось  сосредоточие творческой мысли по решению инженерных проблем в объединении под руководством генерального директора объединения. Директором ККБШР по новой структуре являлся генеральный директор объединения. Структура была утверждена и заработала. Генеральный директор Лебедев А.И. стал еженедельно проводить оперативные совещания со специалистами ККБШР, давать задания и контролировать их выполнение службой контроля объединения. Оперативное управление работой ККБШР осуществлял главный инженер.

В 1986 году генеральным директором ПО Элекон назначается Ларюшин Александр Иванович. ККБШР было преобразовано в КНИИЦС (Казанский научно-исследовательский институт цилиндрических соединителей).  Изменилась структура управления. Генеральный директор взял управление институтом и должность Главного конструктора цилиндрических соединителей по отрасли на  себя. Непосредственной работой института стал руководить Главный инженер НПО «Элекон» Юрий Николаевич Салаев, а затем был назначен и  руководил институтом опытный производственник, главный конструктор объединения Михаил Алексеевич Московцев.

Далее вспоминает главный конструктор – главный инженер КНИИЦС Михаил Алексеевич о работе КНИИЦС в период 1986-1996 годы. 

 

Во все времена работа ОКБ – ККБШР велась по многим направлениям. ККБШР – КНИИЦС являлся головной научно-исследовательской  организацией  в области электрических соединителей. функция непосредственной разработки прямоугольных соединителей. Функция непосредственной разработки прямоугольных соединителей была закреплена за Ереваном. Все остальные общие вопросы по цилиндрическим и прямоугольным выполнялись КНИИЦС.

Исходя из этого основными направлениями работы КНИИЦС были:

-работы по применению цилиндрических, прямоугольных соединителей в различных условиях эксплуатации;

-общие вопросы стандартизации соединителей;

-определение перспективной потребности в серийно выпускаемых соединителях по всем заводам отрасли;

-проведение научно-исследовательских работ по изысканию решений позволяющих поднять потребительские свойства соединителей (по максимальной температуре, плотности размещения контактов  и т.д.).

-проведение работ по изучению конструкции, технологии, материалов зарубежных фирм;

-разработка средств автоматизации изготовления и испытания соединителей;

-разработка с учетом всех накопленных результатов новых соединителей с повышенными требованиями;

По всем этим направлениям в КНИИЦС работали группы и отделы укомплектованные высококвалифицированными специалистами;

В целом по всем направлениям в течение года в КНИИЦС выполнялось более 100 НИР и ОКР.

Наиболее значимые работы выполненные в 1986 г.:

-разработка многоканальных световодных соединителей обычной и модульной конструкции – ОКР «Пион», ОКР «Ирис-1»;

-разработка суперминиатюрных герметичных соединителей с шагом контактов 0,625 мм – ОКР «Жасмин Г2»;

-разработка промышленного технологического процесса изготовления термоусаживаемых патрубков – ОКР «Патрубок»;

-разработка 99 контактного электро-разрывного соединителя для спецтехники – ОКР «Астра»;

-внедрение порошковых стеклоизоляторов для герметичных соединителей – ОКР «Гермес-2»;

-разработка автоматической линии сборки гнезда с гильзой повышающей производительность труда в 4 раза – ОКР «Защита»;

В 1987 году были закончены 2 работы по разработке новых соединителей по темам ОКР «Иволга» на базе РП-15 для интерфейса микроЭВМ и ОКР «Тандем-2»;

-герметичные переходы для розеток СНЦ13;

-отделением машиностроения завершены работы по 4 новым автоматам для сборки и контроля наиболее массовых соединителей 2РМ и Кубок СЛ;

В 1988 году были произведены 3 работы по созданию оборудования для автоматизации производства. Это роторная линия обработки корпусов и комплект оборудования для обжимки, калибровки, контроля расчленения и сортировки гнезд. Этот комплект оборудования не имеет аналогов в мировой практике и при каждом посещении представителями иностранных фирм вызывал  большое восхищение специалистов. Создавал этот комплекс высококвалифицированный конструктор отделения машиностроения Киселёв Михаил Ильич.

В этом же году завершена работа по созданию соединителя для специальных целей – ОКР «Цефей 2-45-2».

В 1989 году был закончен целый ряд опытно-конструкторских работ, которые оказали влияние на дальнейшее развитие отрасли, это:

-инженерный соединитель ø 6,3 мм по международному стандарту ОКР «Теллур-2»;

-герметичный радиочастотный коаксиальный соединитель – ОКР «Тонарм»;

-соединитель с полимерной системой крепления контактов и экранировкой по корпусу – ОКР «Ландыш-2»;

-розетка на базе СНЦ 23 под печатный монтаж ОКР «Такт-2»;

-разработка модернизированного варианта РСТВ – ОКР «Тембр-2»;

-разработана новая роторная линия отработки корпусов после анодирования – ОКР «Корпус-ЛА»;

В эти годы в КНИИЦС начались работы по широкому внедрению хозяйственного расчета во всех подразделениях. Бюджетное финансирование заметно сокращалось и поиск заказов на разработки требовал подключения всех сотрудников. Каждое подразделение получило свой лицевой счет, с которого производилось финансирование всех работ, выплата зарплаты, премий и т.д. Появились свои экономисты. Всё это стимулировало коллектив на выполнение конкретных работ в интересах потребителей и, соответственно, уменьшило долю «бумажных работ» для вышестоящих органов.

В 1990 году были завершены работы:

-герметичных многопозиционных вилок в составе соединителей ОНЦ-БМ-2 – ОКР «Тамга-2»;

-разработка вилок под печатный монтаж на базе соединителей СНЦ 28 – ОКР «Томпак-2»;

-разработка экранированной 5-ти контактной розетки и прямоугольной розетки с малым усилием для персональной ЭВМ – ОКР «Телекор 2», ОКР «Тюльпан 2»;

В 1991 году были завершены работы по модернизации наиболее  массовых соединителей 2РМ и ОНЦ-РГ-09 с целью замены  алюминиевых сплавов на полимерные материалы – ОКР «Турнир 2», ОКР «Тираж 2»;

-разработаны водонепроницаемые соединители по теме «Тармак 2»;

В 1992 году проводились работы по модернизации серийно выпускаемых соединителей:

-РСТВ с никелевым покрытием корпусов – ОКР «Темплекс 2»;

-повышение токопроводности сплавов корпусов СНЦ13 – ОКР «Тембр 3».

В 1993 году разработан 18 контактный соединитель под планерный монтаж.

В этот период финансирование из централизованных источников прекратилось полностью. Единственным выходом из создавшегося положения было начало производства собственных разработок, переданных ранее другим заводам. Так, в ядерной энергетике очень жесткие графики ремонта оборудования и малые сроки его работы в активной зоне реактора. Учитывая эти факторы было решено организовать в КНИИЦС производство соединителей СНЦ3М (ОКТ Суоми), ранее переданных на завод в Тбилиси, но не выпускаемых там. Параллельно проводились работы по оптимизации структуры КНИИЦС. Был упразднены некоторые отделы, которые работали на вышестоящие органы, создан свой отдел маркетинга и сбыта продукции. Подобрана была другая номенклатура изделий для освоения в опытном производстве.

Эти решения, приняты с некоторым опозданием, тем не менее дали свои результаты. Заказы на СНЦ3М были стабильны и потребители были готовы платить за эти соединители любые деньги. Это позволило быстро окупить затраты на освоение и финансово поддержать коллектив основных разработчиков. Выполнялись заказы на узкоспециальные изделия – ОКР «Марк 1,2», изыскивались новые формы оплаты труда (творческие бригады) и др. Это продолжалось около 3-х лет.

В этот период разрабатывался проект программы создания чисто российского стратегического ракетоносителя «Тополь М». Трем заводам, занятым  производством соединителей, было предложено участвовать в этой программе. Перед ними ставилась задача организовать производство 9 соединителей на территории России вместо закупок в Украине. Головной организацией по этой программе был определен Московский институт теплотехники (МИТ). Нашему  заводу было поручено 4 изделия. Все 9 изделий были устаревшими и требовали глубокой конструкторской и технологической модернизации при сохранении массово-габаритных размеров. Два изделия требовали  специальный комплект оборудования, которого не было на территории России. В итоге длительных переговоров 2 завода отказались от участия в программе и все 9 изделий были поручены нашему заводу.

В ходе выполнения программы была разработана новая конструкция и технология, ряд специальных линий и оборудования, большой объем технологического оснащения.

В итоге эта работа дала загрузку инженерным службам завода на несколько лет, была выполнена в установленные сроки и по достоинству оценена руководством России. Несмотря на некоторые успехи, экономический кризис предприятия продолжал нарастать. Помощи со стороны федеральных и республиканских структур ждать было бесполезно. Для того, чтобы спасти головной завод от банкротства, КНИИЦС с 1.02.1995 года был реорганизован в ОКБ «Элекон-Коннектор» с упразднением расчетного счета (приказ НПО «Элекон» от 12.01.1995 г. №11).

Так закончилась не очень продолжительная, но очень результативная судьба ОКБ-ККБШР-КНИИЦС.

В дальнейшем последовал ряд реорганизаций структурных подразделений, акционирование предприятия.

ОКБ было переформировано в службу главного конструктора (СГК) ОАО «Завод Элекон». Служба СГК, состоящая из укрупненного конструкторского отдела и отдела малой механизации и радиолаборатории практически стала преемником всех разработок и создания цилиндрических соединителей, как основного вида изделий, закреплённых за ОАО «Завод Элекон»,  а также и других типов соединителей, в том числе прямоугольных и радиочастотных.

Головным предприятием по созданию прямоугольных соединителей (2008 год) является ФГУП «Карачевский завод «Электродеталь».

Сохраняя основные традиции создания электрических соединителей, службой главного конструктора ОАО «Завод Элекон», а конкретно конструкторским отделом соединителей проводятся работы в области:

-разработки соединителей, выпускаемых странами СНГ и ближнего зарубежья с воспроизводством их в ОАО «Завод Элекон»;

-осуществление воспроизводства соединителей иностранных фирм по зарубежным  стандартам, и, применяемых по разрешениям в различных видах техники;

-создания соединителей  по специальным требованиям, обеспечивающие защиту от электромагнитных помех, фильтрацию сигналов низких частот и другими конструктивными решениями;

-расширения технических параметров и усовершенствования серийно выпускаемых соединителей эрго-экономическими и другими параметрами по заказу разработчиков всех видов техники и для выполнения комплексных целевых программ по развитию ВВТ;

-совершенствования техпроцессов и оборудования, а также создания специфических уникальных видов оборудования для создания микроминиатюрных соединителей с прогрессивными контактными парами;

-перспективных разработок соединителей на базе нанотехнологий и других достижений науки и техники;

-ряд других работ.

Лучшие традиции в разработке и производстве электрических соединителей сохраняются и продолжаются в контакте со временем.

 

НАУКА ЗАВОДУ

 

         Вспоминает ведущий инженер-конструктор Демиденко Н.Ф.:

Декабрь 2009 года был юбилейный для КОС (ОКБ п/я 295, ККБШР, КНИИЦС) – 55 лет со дня его создания. Торжественный вечер прошёл в конференцзале ОАО «Завод Элекон». Затем нас – ветеранов-конструкторов пригласили на свои рабочие места. Отрадно видеть произошедшие за эти годы перемены: тепло, светло, у каждого конструктора компьютер! Мы о таком могли только мечтать…

Для работы сейчас имеются все необходимые нормативные документы, ГОСТы, ОСТы, ОТУ, отчёт по разработкам, каталоги и наш прошлый опыт и положительный, и отрицательный, но очень нужный.

А мы в 1955 году фактически начинали с нуля. Предприятие Зазорина      (г. Ленинград) передавало нам свою документацию на ШР и опыт работы. Видимо наше ОКБ п/я 295 было задумано по его образу и подобию: оно разрабатывало и радиоэлектронную аппаратуру и ШРы.

Начальником бригады по разъемам назначили Маркичева Г.А. – очень эрудированного инженера (обр. КАИ, самолётостроение, со стажем работы начальником бригады СКО, завода им Горбунова, хорошего художника и фотографа).

Одновременно с Маркичевым пришла группа инженеров (завод Горбунова): Рахматов В.Б., Королёв М., Федотов И. (образование КАТ, самолётостроение и 4-й курс вечернего КАИ радиотехнического отделения).

Мы ездили на работу в Ленинград бригадами по несколько человек и жили там по 2 месяца.

Первые несколько месяцев мы знали друг друга только по фамилиям, не встречаясь нигде.

Ленинградцы очень радушно нас приняли: обеспечили жильём и рабочими местами. Мы замерзали в городе, потому что были одеты по пролетарски (метро тогда не было, а трамваи и троллейбусы были холодными). Но отогревались в тёплом светлом отделе, где было по-человечески уютно благодаря начальнику отдела Дубатовко. Наши рабочие места были рядом с Пименовым и Тележко В.Г., и мы видели, как напряжённо они работают, и как часто их вызывают в цех. Я деталировала крышку какого-то отрывного агрегата. Её изготовили, и когда мы уезжали, Дубатовко сказал мне: «Возьми на память свою 1-ю деталь!» Я привезла её в Казань и хранила в своём рабочем столе. Майя Гаврюшкина (Шарыпова), я и Тамара Лампасова новый 1956 год встречали по приглашению руководства отдела в ДК им Кирова. Ваши благоустроенные рабочие места, обустроенная территория, красивый административный корпус, благоустроенный подход и подъезд к заводу – это так приятно и так радует!

А что было здесь в августе 1955 года, когда я пришла устраиваться на работу по направлению: бездорожье, болота, бараки и бревенчатый дом с отделом кадров и проходной, отсутствие всякого общественного транспорта. Пешком ходили от трампарка, из Соц.города и по ул. Восстания.

Потом строили здание заводоуправления, поликлинику и общежитие завода, и, конечно, нас тоже посылали на эти стройки.

В августе 1955 года не было ОКБ, не было Наумовича Б.Ф., который приходил к нам в КАТ на распределение после защиты диплома и приглашал к себе на работу. Начальник отдела кадров Остапишин  сказал: «Нет Вашего, и когда будет неизвестно. Хотите гуляйте, хотите идите работать на завод».         Я 4 месяца работала в КИСе (ц.9) пока меня не вызвал к себе Наумович. В комнате было 2 человека: сам Б.Ф. сидел за школьным письменным столом и Ёлшин Н.Г. – верхом на таком же столе, потому что другого стула не было. Б.Ф. вопрос: «Не передумали со мной сотрудничать? Нет. Тогда мне сейчас нужны конструктора для работы в Ленинграде, поедете?» Я спросила: «А как же – ведь я техник по радиолокационным установкам и хочу работать в лаборатории!» Он развёл руками: «Ну, пока её у меня нет. А в Ленинграде срочная работа, нужно помогать. Ну, а потом я Вас обязательно переведу».

Располагалось ОКБ п/я 295 на 2-м этаже корпуса 4 в конце коридора и занимало 3 комнаты: лаборатория, начальник с бухгалтером и конструкторский отдел. В другом конце этого этажа располагались КИС, РТО, а в центре зала - сборочный цех ШРов (цех № 8).

В 1958 году на базе ОКБ п/я 295 создано единственное в стране специализированное ОКБ штепсельных разъемов в цилиндрическом и прямоугольном исполнении. Начальником ОКБ назначается Закиров Г.З., главным  инженером Тарасов Ф.Ф.

В 1958 году ОКБ переехало на 2-й этаж корпуса 20. Тарасов Ф.Ф. был хорошим человеком, производственником и технологом. Иногда ворчал: мы за глаза без обиды прозвали его «Ф.Ф.» С Тарасовым Ф.Ф. мы потом ездили в Джелал-Абад для внедрения РП15. Накануне он вызвал меня к себе в кабинет (один на один) и спросил, кто мне будет нужен там на заводе. После этого мы вылетели вшестером (с ним во главе). Закиров Г.З. очень ответственно относился к подбору кадров: с каждым принимаемым на работу инженерно-техническим работником беседовал лично. Он организовал патентное бюро во главе с Голубевым В. и переводчицей Вагаповой Н.Г., а с 1963 года стала руководить Фёдорова Т.П. 

В конце ноября 1959 года к нам в КО пришёл Шульц В.И. – новый начальник, и сразу стал наводить порядок. Мы  перестали громко кричать друг другу: Дима, Майя, Нина, а стали называться по имени и отчеству. Он нас постоянно воспитывал. Когда, приходя на работу, мы собирались в кучку, он тут же подходил: «В чём дело? На работу приходят не только для того, чтоб пообщаться с приятными людьми, но, прежде всего, работать».

Самое главное: он создал общую атмосферу терпимости в коллективе и пример для подражания. Наши старшие сотрудницы прозвали его «папа Шульц» (он и был таким) – заботился обо всех по возможности, умел постоять  и за себя, и за нас. Мы гордились таким начальником.

Шульц В.И. никогда не поучал: он просто делился своими знаниями и опытом, а делиться было чем. Скажи мне: кто твои друзья, и я скажу: кто ты. В 1941 году он закончил Харьковский авиационный институт и по запросу моторостроительного завода в числе 25-ти молодых специалистов приехал в Казань. В это время 16-й завод только начинал строиться. Почти без еды, на морозе, под дождём, в дикую жару молодые ребята, выпускники института совершали подвиги. Ежедневно нужно было сделать 30 двигателей, которые устанавливались на пикирующие бомбардировщики ПЕ-2. Очень строгая военная приёмка часто останавливала производство, и приходилось на ходу решать технические вопросы. Вызывала подозрение немецкая фамилия – на завод постоянно приходили запросы.

В 1942-м году привезли группу арестованных, в их числе были С.Королёв, Г.Жирицкий, В. Глушко и др. Все ходили с охраной. После освобождения в 1944 году Жирицкий Г.С. сразу стал заведовать новой кафедрой турбореактивных двигателей в КАИ.

Шульц В.И. стал консультантом выпускников КАИ (по 5-7 студентов ежегодно).

На главном здании КАИ установлена памятная доска о Жирицком Г.С. – друге Шульца В.И.

В 1945 году направили группу специалистов во главе с С.Королёвым в Германию на завод «F-2». Оттуда Королёв не вернулся в Казань, получив завод на базе ЦИАМа ; Глушко возглавил завод двигателей в Химках (двигатели для Королёва). Однокурсник В.И.Шульца Шамранский А. тоже был направлен в Германию, а потом работал с Глушко. Каждую командировку в Москву В.И.Шульц заезжал к Шамранским.

Шульц В.И. работал в ККБШР 16 лет, затем 18 лет работал в ВНИПИМИ слесарем-электромонтажником, т.к. был с техникой на «ты» и ремонтировал любые приборы. Он был автолюбителем. Имел машину «Москвич» и гараж в п. Урицкого, который именовал «мой НИИ». Машину водил до последнего, пока ГАИ не указало на его возраст. На что он ответил: «Да я езжу лучше, чем хожу».

При нём был разработан соединитель РП15, а затем внедрён на Джелал-Абадском заводе по всей номенклатуре в несколько этапов: низкочастотные, комбинированные и с кожухами. Потом передали кальки полностью на всю разработку.

Шульц В.И. – человек очень находчивый, и с большим чувством юмора. Например, когда внедряли низкочастотный РП15 у завода не получалось крепление обойм, заложенное в чертежах, и они предложили крепить пистонами. Я позвонила в Казань В.И.Шульцу домой, было около 7 часов утра (временная разница – 2 часа). Я извинилась, и стала объяснять, в чём дело. На что он мне мгновенно ответил: «Нина, излагайте быстрее, а то я выскочил из душа, стою под дверью босиком, и с меня на пол капает! Разрешите им эти пистоны, пусть рацпредложение оформляют». И оформили, и стоят эти пистоны сейчас.

На 4-м этаже нашего инженерного корпуса вдоль всего помещения проходил коридор, а по обе стороны за стеклянными перегородками располагались разные конструкторские сектора и другие отделы. Кабинет Шульца В.И. был 1-м по коридору. Ровно в 8.00 часов он выходил из него и медленно шёл навстречу своим опаздывающим сотрудникам. 1-й раз он мог просто улыбнуться, а если это повторялось, сказать: «Вы что совсем меня не уважаете?»  И если был ответ: «Да, что Вы, В.И.!», тихо говорил, покачиваясь с носок на пятки: «Тогда придите, пожалуйста, завтра на 5 минут пораньше». Это было смешно, понятно, запоминалось.

Когда на его появление утром в коридорах некоторые продолжали приходить так же, он переставал здороваться и не замечал несколько дней. А потом мог неожиданно  подозвать к своему рабочему столу, попросить сесть и сказать: «Извините, я был неправ! Ведь говорить человеку без ноги, что он инвалид прямо в глаза – большая бестактность». А дальше шло, как обычно и на работе, и в общении. Он не наказывал материально, а нажимал на совесть и сознание.

Если один наш  начальник говорил, что в нашем коллективе нет женщин, а есть только конструкторы, то Шульц В.И. наоборот подчёркивал наше женское начало как никто другой – у него мы были личности. Может потому, что он был в семье 5-м ребёнком, а старше его было 4 сестры? Возможно, они и привили ему уважение к женщине. А может был хорошим психологом от природы. И мы – женщины, не избалованные жизнью, старались оправдать это доверие.

Он был человеком добрым и легко отдавал деньги на всякие общественные сборы. Никому не завидовал, не соперничал: всё шло у него как бы само собой.

Он никогда не присваивал себе чей-то успех и мысли – у него своих хватало и на себя и других. Он был в коллективе хорошим ориентиром: на него равнялись. А тех, кто чего-то не понимал и мешал работе, умел чётко осадить профессионально и с юмором. Большой бедой для конструкторов было то, что производство плохо подстраивалось под новые требования, а вместе с технологами дожимало конструкторов до известного и привычного уровня. И когда Шульцу В.И.  говорили: «У тебя конструктора плохие». Он отвечал в сердцах на открытых партсобраниях и конференциях: «Да любой мой, даже плохой, конструктор лучше твоего хорошего технолога!» Это было близко к истине: мы изучали много нормативных документов, изучали патенты и зарубежные аналоги, много читали разной технической литературы, постоянно учились в процессе производства и на испытаниях. Кроме того, каждые 3 года у нас в ККБШР проводилась аттестация на соответствие занимаемой должности.

Хочу привести ещё один пример его профессиональной компетентности.

Поехали согласовывать ТЗ и установочные размеры по теме «Алмаз» в одну из фирм в Подмосковье. Народ в этой фирме был хорошо образованным и эрудированным. Так в одной небольшой комнате, куда нас направили, было несколько кандидатов технических наук. Они хорошо знали не только своё и наше дело, но и обладали широким кругозором. Декабрь, мороз. В комнате человек пять мужчин и окно приоткрыто. Пальто осталось далеко в раздевалке. Я быстро начала замерзать и с ужасом подумала «как я буду здесь чертить?» Ведь я приехала, чтоб делать варианты эскизов для согласования ТЗ. После небольшого вводного разговора В.И. говорит мне: «Нина, выйдете ненадолго в коридор. Там намного теплее и очень интересная газета и разные журнальные подборки. Посмотрите». Я вышла. Всё, что я увидела в коридоре, меня приятно поразило: умно, интеллигентно, весело, познавательно. Когда я, вернувшись, открыла дверь в комнату, то увидела такую картину: В.И. приколол на их огромные доски по листу ватмана и чертит что-то, стоя, очень быстро и размашисто. Это было здорово и неожиданно для всех. Хозяева смотрели с восторгом. А потом был интересный разговор о С. Королёве, Глушко и других с кем работал Шульц и был знаком. Он очаровал весь отдел, убедил всех (в том числе их главного конструктора, к  которому ходил на приём сам) и мы привезли согласованное ТЗ, которое раньше другие пытались согласовать.

У Шульца всегда была могучая логика и сила убеждения. Я работала в ОКБ п/я 295 после окончания КАТ (специальность «Радиолокационные установки»). В 1962 году закончила КАИ по специальности «Радиоинженер». Диплом писала и защищала в РТО на п/я А-1326 (председатель дипломной комиссии Сергеев И.С. – потом был  главным инженером п/я В-2098). Тема дипломного проекта «Многоканальная телеметрическая система». Принципиальная схема моей системы разместилась на 2-х ватмановских листах ф.А1 в масштабе 1:1.

Романтика тех лет была особенной. В воздухе просто носился её дух: запустили спутник, полетел Гагарин, полетела В.Терешкова (1963 год) – хотелось быть поближе к этим событиям. И я собиралась переходить в РТО, где делала диплом.

Ну, а Шульц В.И. меня быстро приземлил силой своего убеждения, и я осталась в ОКБ и доработала там до 40 лет. Я работала в бригаде у Рахматова В.Б.  Тогда начиналась тема «Блок-1» (соединитель РП15) мне её поручили вести.

В 1963 году в бригаду пришёл Тентюков Е.Ф. (КХТИ и опыт работы на компрессорном заводе). Начиналась тема «Блок-2» (соединитель РП16) – поручили ему.

 В 1969 году Тентюков Е.Ф. становится начальником бригады вместо Рахматова В.Б., который стал заместителем начальника КО – Шульца В.И. В 1971 году за создание космической техники были награждены:

Тентюков Е.Ф. – Орденом В.И.Ленина

Шульц В.И. – Орденом Трудового Красного Знамени

Рахматов В.Б. – Орденом Трудового Красного Знамени

 

Роль конструктора в нашем деле очень хорошо  понимал и Сабиров Х.А., который пришёл к нам в 1963 году начальником предприятия после ликвидации Татсовнархоза. Человек грамотный, амбициозный, с характером и определёнными связями. При нём ОКБ переименовывается в Казанское конструкторское бюро штепсельных разъёмов (ККБШР) и много делается для развития  этой отрасли в целом. Благодаря его стараниям был введён в 1967 году инженерный корпус. При этом значительно расширилась производственная и испытательная база, оснащённая современным технологическим и испытательным оборудованием, улучшились условия труда коллектива, увеличилось численность работников, расширился тематический план. Численность работников возросла также благодаря тому, что Сабировым Х.А. был построен 5-ти этажный жилой дом (80-ти квартирный). И он принимал на работу специалистов с гарантией получения ими жилья.

Так в бригаду к Рахматову В.Б. в 1967 из «ЦКБ вакуумной техники» пришёл Комаров Л.А. и впоследствии стал разработчиком тем «Комар-1», «Комар-2», а в 1968 году за ним пришёл Черепанов В.А. и был разработчиком тем «Микрофон», «Интеграл», «ЭВМ». Затем ушёл в отдел ведения серийного производства и технико-экономических показателей ( начальник Зюзин Г.М.) В 1979 году возвращается в КО к Рахматову В.Б., становится начальником КС-3 и подключается к работам по темам «Заря», «Запад», участвует в отработке документации по замечаниям завода А-3761 и передаче подлинников. Аналогичную работу по теме «Сендвич» проводит КС-1 – начальник Тентюков Е.Ф.

В результате внутренней реорганизации мы с Черепановым В.А. вновь оказались в одном секторе. За это время было проведено много работ: ОКР «Астра», ОКР «Ялта» ( в том числе с гиперболоидным контактом, изобретение г. Киева), ОКР «Иволга», НИР «Ландыш» (контакт – с «клипсой») и другое.

Работа в нашем КО была специфическая для ведущих конструкторов: нужно было не только хорошо выполнять обычную конструкторскую работу (чертить, считать, испытывать), но очень грамотно делать отчёты (эскизный, технический, к Госкомиссии) по разработке, докладывать на всех защитах и оперативках. Переписка с различными потребителями, но и участвовать в изготовлении образцов (макетных и опытных), командировки, ведение серии, передача документации. Многие этого не выдерживали. Так, например, три очень толковых инженера пришли к нам с завода им Горбунова и работали у Рахматова В.Б.: Бещиков М.И., Севостьянов Г., Махотин Ю. Они часто смотрели сквозь огромные окна в сторону аэродрома своего завода и грустно шутили: «премия полетела», когда взлетал какой-нибудь самолёт. Через 3 года так же дружно сбежали в своё КБ, и до сих пор там работают (перспектива командировок в Каменск-Уральский никого не радовала). А когда внедряли РП15, командировок было так много, что мой муж не выдержал: «Ещё одна командировка и я сменю замки в дверях!».

Мы въехали  в не совсем достроенный инженерный корпус (КО на 4 –м этаже).  Было холодно от крыши, от пола, от огромных окон, дуло отовсюду. Зимой (на полу в ногах  +13ºС) мёрзли ноги и руки у наших кульманов, измеритель выпадал на ноги из замёрзших рук. А летом от крыши и огромных незащищённых окон палило так, что мы шутили: «Мы здесь, как в аквариуме, если будем себя хорошо вести, то, может, нам и воды нальют!» В помещении стоял  гул, так как нас разделяли только низкие прозрачные перегородки по коридору, а между отделами ничего не было, и мы условно отделялись столами.

Ещё нас мучили тем, что в личные планы просили вносить требования о том, сколько нужно подать рацпредложений, и чтобы разработки были на уровне изобретений. И ещё при этом, чтоб по каждому звонку из опытного цеха или отдела испытаний туда неслись незамедлительно, ещё карточки со сроками исполнения выписывали, которые нужно было закрывать. Ведущий конструктор разрабатывал ОКП (оперативно-календарный план) и его нужно было согласовывать со всеми подразделениями: начиналась торговля по срокам со всеми. Согласование затягивалось, конструкторов ругали и депремировали. Были проблемы с машинистками – приходилось конструкторам самим садиться за печатание.

В 70-е годы у нашей авиации появилась потребность в совершенно новых соединителях, соответствующих стандартам системы MIL как по параметрам, так и по присоединительным и установочным размерам. Тогда было принято решение о покупке лицензии фирмы Дойч, Франция, на соответствующие соединители. От нашего ККБШР туда были направлены: Сабиров Х.А., Рахматов В.Б., Каримов Ф.З., Курмаева Р.Г., Соколин В.И.

В 1971 году приобрели лицензию. В 1973 году была ещё одна рабочая командировка с группой заинтересованных специалистов из других городов.

Это было революционным шагом для нашей отрасли и промышленности в целом, так как мы шагнули сразу в цивилизацию. Начались ОКР по темам «Заря», «Запад», «Сендвич»

Начальником КО и руководителем этих разработок был назначен Рахматов В.Б., Каримов Ф.З. – начальник сектора. Ведущими по темам: Бещиков М.И., Матин В.А., Демиденко Н.Ф. Работать было тяжело всем: конструкторам, технологам, производству, испытателям Но это был большой технический прорыв. Работали 5 НИИ страны: Москва, Казань, Кемерово, Киев, Ленинград. Потребовалось много новых литейных машин для термореактивных материалов и силиконовых резин. Были разработаны новые материалы: пластические, резины, клеи, герметики, краски, новый монтажный инструмент, которые в наших штепсельных разъемах раньше не применялись, новые технологии соответственно. Работа конструкторов началась с ознакомления с каталогами и чертежами, которые поступили из фирмы «Дойч», перевода дюймовых размеров в мм и ознакомления с образцами соединителей (по теме «Сендвич» зарубежных  образцов не было, за прототип был взят ленинградский РПКМ). Разработку монтажного инструмента поручили отделу контактных пар – Иванову Г.С.

Курмаева Р.Г. – начальник лаборатории пластмасс ( отличный специалист, 1 год до нас работала в Китае по специальности). На эту лабораторию пришёлся очень большой и ответственный объём работы. Кроме выполнения наших работ, они отслеживали работу и других  заинтересованных предприятий, задействованных в этой работе.  Мавлеева Д.И. вела большой объём работы по пластическим материалам, Милицина А.С. – по резинам, Суркова Т. – занималась методом нанесения офсетной печати.

Бригаде Яковлева В.М. (технологический отдел) пришлось проектировать и участвовать в изготовлении новейшей и сложнейшей оснастки для всех 3-х тем: «Заря», «Запад», «Сендвич». Его неизменной и одной из лучших помощниц была Серебрякова Г.М.

У конструкторов-разработчиков была очень беспокойная жизнь и куча трудно разрешаемых проблем: отсутствие необходимых ГОСТов, необходимых нормативных документов, которые только создавались. Особо нужно отметить: высокая плотность контактов и высокие технические требования требовали чёткого выполнения технологических режимов, что не всегда удавалось. Ещё разработчиков мучило требование электропрочности и герметичности. У нас поздно появился NAS 1599 и мы  лишнего нагружали соединители. Герметичность для этих соединителей у них просто как высокое уплотнение от воздействия окружающей среды, мы же проверяли под воздействие атмосферного давления (результат отрицательный, особенно, у СНО49, СНО50).

В 1981 году Рахматов В.Б. ушёл из конструкторского отдела и был назначен начальником БОСН (базовый отдел нормализации и стандартизации).

В 1981 году были созданы: отделение соединителей (начальник Тентюков Е.Ф.), отделение механизации (начальник Богомазов О. .), технологическое отделение: лаборатория пластмасс, металлов, гальваническая, стекла и керамики (начальник Вильчинский В.Н.).

Джелал-Абад – особая зона. Находится на юге Киргизии (Киргизстан). Расположен в долине у подножия хребта Памиро-Алтая. В 4-х километрах от города, в горах, находится курорт (раньше был всесоюзного значения). Красота необыкновенная на окружающие горы (бесконечная гряда снежных вершин) и на город внизу. Кто-то решил там растить рабочий класс, но это оказалось сложной задачей: хлопок мешал и местные традиции. Работали на заводе (в СКО, ОГТ, производстве) в основном специалисты, окончившие учебные заведения в г. Фрунзе и из других городов: Омска, Каменск-Уральска, Свердловска, у которых не было жилья, а там они его получили. Это были хорошие специалисты. Они и тянули весь завод.

Летали  Казань - Ташкент –Ош-Джелал-Абад

 

                                       ИЛ-18           АН-10

В Джелал-Абаде был плохой аэродром, и он не всегда принимал, тогда ехали из Оша автобусом ~2 часа.

2 марта 1969 года китайцы начали военные действия в районе о. Даманский, но всё как-то быстро закончилось. А мне нужно было лететь в Джелал-Абад, согласовывать ТУ на РП15. Посовещавшись, мы решили, что всё прошло, и я вылетела в Ташкент. Когда я прилетела в Ташкент 15 марта, китайцы возобновили войну. В городе была паника: люди пытались улететь или уехать домой. Что мне было делать: ни позвонить, ни посоветоваться не с кем. Тогда я подумала: лететь домой, а вдруг всё также  быстро кончится как в 1-й раз, тогда засмеют. И решила – вперёд, там всё-таки завод (свои люди). Приехала автобусом до завода, а там тоже никого – все на военных учениях. В городе тоже паника, в автобусе только и разговоров о китайцах, об их угрозах! В заводском общежитии по местному радио вещают громко и настырно: «Советские ревизионисты, освободите исконные китайские территории…Джелал-Абад…». И обещание: «всех советских ревизионистов повесить на столбах».

В одну из командировок в Джелал-Абад летом я неожиданно проснулась ночью. Было тихо и темно, ничего не тревожило. Удивилась, протянула руку к тумбочке за часами, но её не обнаружила. Снова удивилась. Вставать и включать свет не захотела, и быстро уснула, т.к. бессонницей не страдала. Утром увидела свою тумбочку у соседней кровати и часы на самом краю. Ничего не поняла: ведь я была в комнате одна.

Пришла в СКО на завод, а они говорят: «Было землетрясение 3 балла: воду выплеснуло из арыков, разрушило кирпичную кладку у входа в гальванический цех». Меня повели туда посмотреть для достоверности. А дома у них звенела в шкафах посуда, но они были готовы ко всему.

Это была самая короткая командировка – 5 дней со всеми дорогами. Руководство завода помогло мне приобрести билет домой и на служебной машине доставило в Ош. Оттуда я вылетела в Казань. Рейсы на Казань тоже были неежедневными (повезло!). И Ташкент и Джелал-Абад – зона землетрясения. В 1-е командировки через Ташкент мы видели те ужасные разрушения и слышали про людей, которые от ужаса прыгали из окон и калечились. Но вся страна тогда им помогала восстанавливаться, и быстро появлялись новые кварталы. Однажды зимой (t-20ºС) мы с Михайловым Ю.Д. 5 дней мёрзли в гостинице аэропорта Ташкента. Она летнего типа – вся из стекла и железа. Трубы полопались, в гостинице не было отопления. На аэродроме лёд и снег и никакой техники – солдат с сапёрными лопатами гоняли на расчистку. Ситуация: ни самолётом улететь (на любой город), ни поездом уехать, хотя поездом – это длинная история (и ни за какие деньги!)

А Джелал-Абад при всём при том пыхтел, старался и выдавал нужную номенклатуру в срок и «на гора». Иногда там сидело по сотне представителей заинтересованных предприятий. Наши разработки они тоже осваивали с любовью и интересом: в них также нуждались потребители.

В ОКБ (КНИИЦС) работало много умных, достойных людей, но я могу говорить только о тех, с кем долго и плотно работала, кого более менее знаю близко, и которые сделали что-то значительное для новой техники и людей по моим наблюдениям. Ведь там работали живые люди со своими характерами, судьбами и благодаря им всё было так, а не иначе. Многих, к сожалению, нет, а кто-то остался, и память о тех годах и людях осталась – они ведь столько сделали!

Наумович Б.Ф. – первый начальник ОКБ п/я 295 – импозантный столичный интеллигент, умница, очень обаятельный человек (1955-1958 г.г.).

Маркичев Г.А. – 1-й начальник бригады по разъёмам. Он с нами и в Ленинграде был во время приёма документации безвылазно. Он отвечал за всё, но у него были проблемы со здоровьем, и скоро его заменил Рахматов В.Б., который выделялся своей активностью среди молодёжи, и тоже был в Ленинграде.

Тупиков А.И. – 1-й начальник КО – бывший работник завода Горбунова. В отделе была одна молодёжь и у нас там всё кипело и бурлило. Для равновесия и порядка поставили А.И. (40 лет). Был он строг, справедлив и честен, и как мог, держал нас в руках. Я была самая молодая (18 лет) и все хотели мной командовать. Мой кульман стоял в 3-м ряду от окон, у прохода по отделу, и все мужчины ходили мимо меня, каждый раз прикасаясь (они ходили часто). В какой-то раз я не выдержала и сказала, что думала. Под руку попал наш комсорг В. Картазаев. Он, негодуя, закричал: «Ты как с комсоргом разговариваешь?!» Это было прилюдно. Меня понесло дальше, и я сказала: «Да, если все такие комсорги, как ты, тогда в комсомол вступать не надо!» Мужчины (старше меня на 5-10 лет) были солидарны между собой (во главе с Рахматовым). Меня обвинили в том, что бросаюсь комсомольским билетом, и собрались исключать из комсомола. Тупиков А.И. был тогда парторгом и заступился за меня. Кончилась эта история тем, что мне объявили выговор с занесением в личное дело на год. Я всегда была критичной и эмоциональной, и высказывала то, что думала в глаза. Не любое начальство мне это прощало, некоторое сводило счёты. За мои высказывания Рахматов  мне много раз говорил: «Ты, что, не понимаешь – тебя в психушку упекут!» А Шульц отшучивался: «Нина, не искрите – здесь много деревянной мебели – пожар будет!» Или мудро замечал: «Нина, будьте осторожнее: времена могут измениться в любой момент!» Он это хорошо знал со своей немецкой фамилией. Тупиков А.И. потом работал начальником КС-2 и вместо себя оставил Малихова А.А.

Александр Иванович сразу ушёл на пенсию в 60 лет, пригласив нас на прощальный банкет в столовую. Я уважала этого человека и пришла с букетом роз.

Рахматов В.Б. пришёл в ОКБ п/я 295 осенью 1955 года, умер осенью 2005 года, не дожив до своего 75-летия. Он был жизнелюбом из породы «хотяев», любил праздники и гостей. На его 60-ти летнем юбилее было много гостей из Казани, Москвы и других городов. Он умел дружить и подставлять плечо в беде. У него всегда был большой объём работы, но он тянул всё это спокойно, не подсиживая никого, и не срываясь на других. Женщины из других городов стремились попасть в комиссии, где работал Рахматов. В 25 лет влюбился в самую красивую девушку ОКБ. Была комсомольская свадьба, и родилось у них с Викторией Ивановной двое красивых, здоровых детей: дочь и сын.

Несколько лет был парторгом предприятия. В 1995 году ушёл из КНИИЦС в отдел сертификации и лицензирования в составе дочернего предприятия «Элекон» - Квалитет».

Сабиров Х.А. был жёстким, но талантливым организатором. Например, когда мы с Шульцем согласовывали ТЗ по теме «Алмаз» в Подмосковье, то по звонку В.И. он дал указания соответствующим службам предприятия о начале работы. Он всё старался держать под контролем, и когда мы вернулись, эта срочная и важная работа уже началась.

После командировки во Францию и покупки лицензии, Х.А. к нам – конструкторам стал ещё внимательнее. Чувствуя поддержку из Казани от Шульца и Сабирова, мы не боялись влезать в решение любых вопросов, были мобильными, отличались особой хваткой, за что на других предприятиях нас прозвали сотрудники «СС» (сотрудники Сабирова).

Соколин В.И. – начальник опытного цеха, КАИ (самолётостроение), подающий надежды талантливый производственник. Ездил с Сабировым Х.А. во Францию по лицензии фирмы «Дойч». Трагически погиб. Каримов Ф.З. – начальник КС, порядочный, умный, работящий и ответственный человек, но, думаю, работа по темам «Заря», «Запад», «Сендвич» подорвала его здоровье.

Тарасова Г.Ф. – очень тактичная, умная, грамотная (химфак университета и стаж работы в академии наук) – технический отдел, хорошо ориентировалась в зарубежных каталогах и образцах, со словарём переводила немецкие и английские тексты.

Спецгруппа – начальник Габитов А.Г., инженеры Тарасова Г.Ф., Савельева Е.С. Позднее эта группа переросла в ОНТС – отдел научно-технических связей.

Там в разное время работало довольно много людей, но всё время оставались Тарасова Г.Ф. и Егорова Т.Н.

В 1968 году начальником ОНТС стал Горшевиков А.Е. Пришёл на п/я 296 (цех 12) в 1956 году настройщиком, работал технологом. В армии учился в школе переводчиков (отлично знал английский язык). Закончил радиотехнический факультет КАИ – спокойный, знающий специалист. Был на своём месте.

Михайлов Ю.Д, - мой надёжный помощник по всем испытаниям в Казани, Джелал-Абаде, Каменск-Уральском, Москве и в дорогах. Никогда не подводил нигде, всегда знал, что сказать и где сказать. Очень толковый и эрудированный. Совершенно непьющий. Суслова Л.А., Тигина З.Г. – две самоотверженные и обязательные плановички, любили конструкторов, спасали наш план и премии. Бакурская Н.Ш. – работала в КО с Газизовым Р.Х. по переработке ТУ на низкочастотные соединители цилиндрические и прямоугольные в связи с новыми требованиями Мытищ. Загрузка была велика и ответственность также, а условия для работы плохие: плохое обеспечение машбюро, большое шумное помещение, непростые согласования с ПЗ. Не выдержав такой физической и эмоциональной нагрузки, 3 года не доработав до пенсии, в 1986 году ушла с инсультом. Шарыпова М.И. – занималась ширпотребом. Ездила по этим разработкам на Западную Украину и в Джелал-Абад.

Была очень спокойной и невозмутимой. Если она делала какую-то работу, а начальник велел другую – пожалуйста, молча, и сдаст вовремя. Никогда не опаздывала, не занималась никакой общественной работой.

Намаева С.А. (Соня, Сания – как называл её Шульц) – (КАИ. «Приборостроение», 1958 год). После окончания сразу пришла к нам в КО. Вела разработки прямоугольных соединителей – для печатного монтажа. Уехала в г. Москву в 1976 году и стала работать в техническом отделе  5ГУ электронной промышленности. Это был свой человек: помогала оформить какие-то документы (что-то напечатать, кому-то позвонить, кому-то организовать нужную встречу, что-то поскорее подписать).

Очень эмоциональный характер, мобильный человек. Вот и сейчас, несмотря на жизненные невзгоды, она всё равно вечный «движитель» (дай ей Бог здоровья!). И ещё: она верный друг, что не часто среди женщин встречается.

Комаров Л.В. – начальник КС-1 в КНИИЦС (член КПСС) и главный редактор газеты «Конструктор» нашего отделения. Я, Д.Н.Ф. – его заместитель. Чичикова В.В.  была в редколлегии газеты. Вся печатная работа лежала на ней и оформление частично. Грамотная и аккуратная, она прекрасно с этим справлялась. Наша газета была объёмной (как правило два листа ф.А1, а то и больше). Народу почитать её приходило много: газета нравилась. Комаров Л.В. также, как и  Рахматов В.Б., был дипломатичным и не лез на конфликт с властью. На правах главного редактора меня он всё время дозировал и сдерживал в наших высказываниях в газете. А когда у меня случилось 55 лет (1992 год) вот как он меня поздравил:

Уважаемые соратники-разъемщики!

Я хочу сказать о Нине Филипповне языком разъемщика. По всем параметрам Нина Филипповна соответствует всеклиматическому исполнению. Это, конечно, пришло не сразу. Сначала она была в исполнении УХЛ. Но жизнь подвергала её различным испытаниям. И, действительно, воздействие повышенной (летом) и пониженной температуры (зимой) она выдержала, пребывая в нашем храме науки и будучи в командировках и в Азии и севернее нас. Она не раз выдерживала с успехом повышенное давление со стороны руководства, военных и прочих любителей «давить». Она стойко выдержала одиночные и многократные удары судьбы. Она выдержала испытания на негорючесть. Горела в тематике – да не сгорела. Есть предположение, что она может выдержать и воздействия жидких агрессивных сред. Наконец, она подвергалась испытаниям на работоспособность при минимальных окладах и премиях, и испытания эти продолжаются. И сегодня, в день твоего юбилея, Нина, я с удовольствием констатирую, что есть ещё у тебя конструкторско-технологические запасы, ещё не выработан ресурс по долговечности.

Желаю тебе, Нина, доброго здоровья и успешного противостояния дальнейшим испытаниям нашей непонятной жизни!»

В составе КО была макетная мастерская, где изготавливались наши 1-е макетные образцы и отдельные узлы конструкций. Там проектировали и изготавливали свою оснастку, прежде чем передать в опытный цех. Работали там специалисты высокого класса: каждый рабочий умел работать на нескольких станках а какие были слесаря! Про всех рассказать невозможно, но про одного умельца надо. Сам придумывал и изготавливал сложные приспособления – Василий Зиновьевич Байдеряков. Одноконтактный высокочастотный соединитель с гиперболоидным контактом разрабатывался по ОКР «Ялта» для Киева (их изобретение) и предназначался для ответственной правительственной связи в любых условиях (очень надёжны). В.З. спроектировал и изготовил необходимую оснастку, и собирал эти сложные корпуса почти вручную, не дождавшись пока в ОМ разработают станок. А наше опытное производство со своим уникальным оборудованием способно было даже делать необходимые поставки малыми партиями не только ширпотреб, но и с ПЗ.

Зарипов Б.Г. – начальник ККБШР 1975-1984 г.г. Пришёл в ОКБ п/я 195 в 1957 году, потом работал начальником КОУСР (конструкторский отдел усовершенствования серийных разъемов). В коллективе зарекомендовал себя добропорядочным, честным человеком. Заслуженно пользовался доверием руководства. Благодаря его стараниям и его заместителя Жуковского М.Ф., работники ККБШР имеют в пос. Васильево своё садоводческое общество «Солнечный».

Васильев Г.В. – начальник отдела кадров ККБШР. Был строго с дисциплиной (бывший военный в отставке) Было время, когда приходить на работу в джинсах и брюках было запрещено, даже в больших московских организациях (но в нашем 5ГУ уже ходили). И Г.В. как истинный служитель порядка, стоял в проходной и возвращал  домой для переодевания женщин, осмеливающихся…  Я только что вернулась из командировки в Москву. Там купила брюки и джемпер московского производства, и в обнове смело прошла на своё рабочее место ( на 4 этаж). Женщины, которых не допустили на работу из-за брюк, начали возмущаться: «Почему ей можно, а нам нельзя?!»  Он возражал: «Никому нельзя!» И не поверил, а убедившись оправдывался: «На ней брюки лучше, чем юбки сидят. Она спортсменка и умеет их носить!» Я с детства занималась лёгкой атлетикой и волейболом. В 37-й школе, учась в 6-7м классах, играла за школьную команду с девочками на 3 класса старше меня. В КАТ играла за «КАТ» и тренировалась в с/о «Динамо» во 2-м составе. До 50-ти лет ( пока руку не сломала) выступала за сборную п/я 295 и п/я 296.

Шульц Виктор Иванович. Умный, находчивый с импозантной внешностью производил впечатление даже на резкого Мартынова М.И. – начальника технического отдела 5 ГУ министерства ЭП и его зама Ермошина М.П. Они с удовольствием с ним общались и бронировали ему места в лучших гостиницах города ( по тем временам это о чём-то говорило). Сабиров Х.А. не любил ни туда его посылать, ни здесь вместо себя оставлять (для этого был Егоров Н.В. – бывший работник контрольного аппарата завода им Горбунова), т.к. он мог быть убедительным и умел отстоять свою точку зрения, иногда отличную от руководства.

18 декабря 2010 года ему исполнилось 97 лет. Никакого угасания личности: память, мозги, мысли всё в порядке. Только слух подводит, но есть наушники, в которых он слушает музыку и «Эхо Москвы» ( имеет своё мнение и комментирует). До сх пор метко шутит.

К 65-ти летию Победы его наградили юбилейной медалью. Правильно! Жаль уходит поколение благородных интеллигентных трудяг: они были нашим надёжным тылом.

В.И. Никогда не ноет, не жалуется, всегда молод душой, большой оптимист. До сих пор работает в саду, где всё с умом обустроено – приятно и полезно посмотреть. У него жена Нина Алексеевна – мудрая берегиня, отлично знает, что ему хорошо, а что плохо.

Я вам всем желаю такого активного и полезного долголетия.

Поздравляю всех своих бывших и сегодняшних коллег и работников ОКБ (КОС), и работников завода с тем, что предприятие и его коллектив выдержали и пережили труднейшие времена и по-прежнему выполняют свои функции.

Желаю всем здоровья, доброй памяти о себе и своих коллегах, успехов во всём, технических и личных прорывов и побед!

                                                                                    Н.Ф. Демиденко 2012 год

 

 

 

 

категория: